10 декабря 2016 11:45
USD 63,3   EUR 67,21
13 октября 2009 1753

От Смоленска до Берлина

От Смоленска до Берлина
В Гнёздове, на тихой Сосновой улице, живёт скромный ветеран Великой Отечественной войны Л.И. Кучеров. Он прошёл фронтовыми дорогами от Смоленска до Берлина. Наш корреспондент попросил Леонида Ивановича поделиться воспоминаниями.

- Родился я в мае 1923 года в бедной крестьянской семье. Окончил Пяцковскую сельскую школу и продолжил учёбу в Смоленске. В 1941 году закончил вечернюю трёхгодичную художественную школу по классу графики, живописи и скульптуры.
Получив аттестат зрелости, стал готовиться для поступления в Витебское художественное училище, но война нарушила планы. С братом Серёжей приняли решение добровольно пойти на фронт. Поскольку наш год не призывался, военкомат отказал в нашей просьбе и предложил вступить в добровольные отряды.
На третий день войны фашистская авиация подвергла Смоленск массированной бомбардировке. Бомбили не только военные объекты и железнодорожный узел, но и дома мирных жителей.
Первое задание. Наш отряд из 10 человек с учебными винтовками направили на дежурство к центральному телеграфу на улице Ленина, который был размещён в костёле, стоявшем напротив школы имени Пржевальского. В нашу задачу входила охрана и тушение пожаров, а также задержание подозрительных лиц. В ту же ночь немцы бомбили телеграф и Дом Советов. Двое ребят были ранены осколками. Спасли нас окопы, заранее вырытые в саду на Блонье, где мы успели укрыться. От нашего охраняемого объекта к утру осталась груда кирпича и облицовочной керамики. Горело и здание Дома Советов.
Второе дежурство было на крыше Смоленской областной библиотеки. Во время налёта тушили песком и сбрасывали вниз термитные зажигательные бомбы. Этим варварским оружием фашисты фактически уничтожили весь Смоленск.
Через несколько дней сгорела и наша любимая библиотека – Ленинка. Недалеко от библиотеки, в Рабочем переулке, сгорел и наш дом, где я проживал (на этом месте потом построили здание партархива).
Оставшись бездомными, мы с Серёжей продолжали нести службу. Во второй половине дня 15 июля немецкие танки прорвались к южной окраине города.
В это время наш отряд находился около школы милиции. Несколько немецких автоматчиков под прикрытием танков прорвались к стадиону, где сейчас академия физкультуры. Завязался бой. Отбив атаку автоматчиков, мы стали отступать по улице Советской к Днепру, чтобы переправиться на другой берег, где находились наши регулярные войска. Когда добежали до Соборной лестницы, раздался страшной силы взрыв. Мост через Днепр был взорван, и мы не смогли уехать последним эшелоном, на котором эвакуировались рабочие завода "Метиза" и льнокомбината. К вечеру передовые части немецких войск захватили южную окраину города и гражданский аэропорт по Рославльскому шоссе.
Под покровом ночи мы с братом сумели выбраться из города, пересекли шоссе и к утру добрались до села Герчики. А там почти рядом жила мать с малыми ребятишками. Отца я дома не застал. На второй день войны он был призван в действующую армию. Для него это была третья война - Гражданская, с белофинами в 1939 году и Отечественная. Погиб он под Сталинградом в 1942 году. На Мамаевом кургане, в пантеоне Вечного огня, на мозаичном пурпурном знамени золотыми буквами высечено его имя: Кучеров Иван Логонович. Смертью храбрых пали в Великую Отечественую и трое его братьев.
Для меня и младших братьев война только начиналась. Серёжа вступил в партизанский отряд "Дедушки" в 1942 году, в одном из боёв с немцами погиб. А я стал разведчиком. В начале был членом и связным подпольной группы, созданной директором Приволокской начальной школы И.Т. Бороновым. В группе десять человек. В школе, в тайнике, был спрятан радиоприёмник. Ночью мы устанавливали антенну и принимали сводки Совинформбюро, размножали и распространяли по деревням. В начале августа полицейский отряд, проезжая мимо школы, обнаружил нашу антенну и стал за нами следить. Боронов назначил встречу, но условный сигнал – белая простыня – не появился. Мы подумали, что просто не успел вывесить, и решили идти без сигнала. Жена Боронова, тоже учительница, категорически возражала, но я решил один идти в разведку. Когда незаметно в темноте подошёл к школе, меня вдруг насторожил храп лошади, а их в округе ни одной не было. Залёг в кустарнике, стал выжидать и заметил всадника. Оказывается, полиция и немцы блокировали школу. Боронов попал в ловушку, понял я, ждали нашу группу. Нужно было предупредить остальных. Тогда я принял весьма рискованное решение. Метрах в тридцати от школы находилось поле, засеянное густой рожью. Я ползком добрался до ржи, подал голос. Полицейский отряд бросился в мою сторону. Открыли огонь из карабинов. Я отбежал метров 450-500. А лошади не могли идти по высокой ржи. Так я ушёл от преследования. Мои друзья, услышав стрельбу, скрылись. Боронов под пытками погиб в гестапо.
Приближалась осень 1943 года. Красная Армия вела решительное наступление. В нашей деревне временно разместился штаб одной из воинских частей. Я был зачислен в роту автоматчиков-штурмовиков 98-го гвардейского полка 30-й гвардейской Краснознамённой стрелковой дивизии.
1 октября 1943 года командование 30-й дивизии получило приказ наступать на Оршанском направлении, а нашему батальону – овладеть Новой деревней. В шесть утра началась артиллерийская подготовка из всех видов оружия, в том числе и "катюш". От содрогания земли окопы и траншеи стали осыпаться. Наша штурмовая рота в нагрудных стальных латах двинулась на штурм немецких оборонительных сооружений. На пути оказался противотанковый ров с водой, танки двинулись в обход. Из немецких дотов открыли кинжальный огонь. Бой продолжался весь световой день. Меня тяжело ранило в левую ногу осколками снаряда. Очнулся на операционном столе полевого госпиталя. Мне сказали, что меня притащили собаки-санитары. Перевезли в стационарный госпиталь в Смоленск, сделали вторую операцию и отправили на лечение в Сычёвку. Из переписки с матерью я узнал, что награждён медалью "За отвагу". Это была моя первая награда.
Как только раны зажили, меня направили в запасной полк в Ярцево, затем на курсы лейтенантов 2-го Белорусского фронта. Вместе с училищем участвовали в боевых операциях при освобождении городов Белоруссии, Польши. На территории Германии я уже командовал взводом, освобождая города Бромберг, Ноинштатен, Витшток и другие. В боях под Берлином был снова ранен, получил сильную контузию, подлечился в медсанбате. Меня наградили орденами Красной Звезды и Отечественной войны.
В декабре 1946 года уволен в запас с присвоением очередного воинского звания. Вернувшись в Смоленск, увидел руины сожжённого и разрушенного города. На фоне трагической панорамы выделялись лишь чудом уцелевший Успенский собор и гостиница "Смоленск". В приспособленных магазинах стояли очереди за скромными продуктами. Искал работу. В обкоме комсомола сказали, что начали восстанавливаться сельские библиотеки. Так я стал заведовать Стегримовской библиотекой Монастырщинского района. Моя дальнейшая жизнь связана с библиотечным делом не только в Смоленской области: по направлению работал на Сахалине ровно 30 лет, налаживая там сеть библиотек.
На мою долю выпала нелёгкая задача пройти тернистый путь от стен древнего Смоленска до фашистского логова Берлина и обратно, до холодного пролива Лаперуза, Курильских островов. Сейчас живу в Гнёздове и, приезжая в Смоленск, радуюсь, что он становится всё красивее, вспоминаю тяжёлые годы войны.

Аркадий ГЛАЗКОВ

Опубликовано в "СГ" 13 октября 2009 г. №95(541)
Новости по теме
От рядового до полковника
23 февраля 2015 769
Такой путь прошёл смолянин, узник фашистских концлагерей, партизан Великой Отечественной, кадровый офицер Советской армии…
Война оборвала детство
22 июня 2009 2423
Из воспоминаний бывшего малолетнего узника, сына полка, ветерана Великой Отечественной войны Владимира Хизвера. Детство этих детей прошло не на стадионах и в клубах, а под пулями в окопах и блиндажах, в партизанских лесах. Думаю, что из сынов полков и дочерей милосердия, связных и разведчиков можно составить целую дивизию. Для большинства людей моего поколения годы войны являются тем рубежом, от которого считают всю жизнь: это было до войны, а это – после Победы.
Здравствуйте, полковник Копытов!
23 декабря 2014 1034
С 12 лет он помогал восстанавливать самолёты...
Пленённый, но непокорённый
26 апреля 2010 1617
Война одинаково затронула судьбы всех советских граждан: от генсека до школьника, от учёного до рабочего. Немалый вклад в общее дело внесли сотрудники органов государственной безопасности.
Автограф для правнуков
22 марта 2010 2332
В семьях фронтовиков бережно хранят фотографии, письма военных лет. Это поистине бесценные документы, раскрывающие подробности важных событий. Мы признательны Татьяне и Екатерине Бахметовым, которые принесли в редакцию тетрадь воспоминаний Анатолия Алексеевича Бахметова. В его заметках подробно говорится о боях под Ельней, в которых он участвовал.
Пилот пятого класса
13 февраля 2015 1073
В свои 91 смоленский фронтовик даёт юридические консультации ветеранам...
"));