7 декабря 2016 15:31
USD 63,91   EUR 68,5
24 февраля 2010 1437

Воздушный рабочий войны

Воздушный рабочий войны
Совсем мало остаётся в живых участников Великой войны, поэтому особенно ценны те свидетельства, в которых нет места идеологической шелухе, а лишь живая, подчас неприятная правда о той войне.

Александру Алексеевичу ПУЗЫРЁВУ далеко за 80, он был лётчиком-бомбардировщиком, много раз, смотрел в лицо смерти.

Отец его был финансистом, работал в банке, снимал в Москве хорошую квартиру, дружил с кем-то из графов Воронцовых. По убеждению был демократом, поэтому Февральскую революцию встретил нормально, ожидал перемен к лучшему, как и многие в то время. Потом большевики организовали богатым "красный террор". Пузырёв-старший уехал подальше, в городок Щёкино Туль¬ской области. Но компетентные органы в 1937 году добрались и туда: и он сгинул в недрах ГУЛага.
Сын его – Александр Алексеевич Пузырёв – родился в 1922 году, закончил с отличием десятилетку в 1940 году и поступил в Плехановский институт в Москве. Но надвигалась война, очередной призыв в Красную Армию коснулся и его. В ноябре 1940 года Пузырёв стал курсантом Мелитопольской лётной школы.

Войну ждали, к ней готовились. Однако пошло не так. В первые дни войны сформировали боевое бомбардировочное подразделение. Часть курсантов посадили в кресла воздушных стрелков, остальных эвакуировали на восток. Александр попал в экипаж двухместного биплана-разведчика Р-5. Вскоре состоялся первый боевой вылет на бомбардировку понтонного моста, который немцы наводили через какую-то речушку. К нужному месту подлетели на большой высоте, затем лётчик выключил мотор и в полной тишине спланировал к переправе. Бомбы были сброшены, но Пузырёв не заметил, попали они в мост или нет, ибо немцы открыли по ним огонь из пулемётов. Самолёт был подбит и упал куда-то в камыши. К счастью, немцы их не искали, и домой экипаж вернулся без особых приключений. К слову, в начале войны лётчиков, оставшихся без самолётов часто, включали в пехотные подразделения и бросали в бой. Сколько опытных и умелых лётчиков полегло тогда – не считал никто. Поэтому пришлось воевать желторотым юнцам с чисто условной лётной подготовкой. А ведь немецкие лётчики, если имели налёт менее 450 часов, вообще в бой не допускались...
Когда все самолёты были потеряны, оставшийся лётный состав едва не попал в плен. Хорошо, что среди отступающих попался майор-особист и направил людей в эвакуацию. Александр с товарищами попали в свою школу, которая уже перебазировалась за Волгу.

Осенью 1942 года Пузырёв закончил школу и в звании старшего сержанта прибыл в запасной разведывательный полк авиации дальнего действия (АДД), базировавшийся за Волгой. Этот полк называли расстрельным. В то время шла битва за Сталинград, в которой и пришлось участвовать Пузырёву. Разведчики на бомбардировщиках ДБ-3Ф улетали в разведку и обычно не возвращались. Экипаж выходил в заданный район и передавал увиденное разведывательному отделу фронта. Александру поначалу везло – совершил два удачных вылета. А при возвращении с третьего его перехватил "Мессершмитт-110". Пузырёв мог бы уйти в облака, но приказ обязывал при перелёте через Волгу снижаться до 300 метров, дабы не демаскировать аэродром. При снижении немец открыл огонь, подбил самолёт и ранил лётчика. Малая высота не давала возможности прыгнуть с парашютом, самолёт упал в поле. Александр выбрался из горящей машины, пробежал немного, но из-за ранения в ногу упал и потерял сознание. Его подобрал какой-то калмык и доставил на верблюде в воинскую часть. Потом его долго возили по госпиталям, там вылечили и ногу, и развившееся крупозное воспаление лёгких.

После ранения полагался отпуск до полного выздоровления, и Пузырёв уехал домой, под Тулу. Отпуск кончился, и Александр прибыл в областной военкомат, где его зачислили в маршевую роту и собирались отправить в пехотный полк. Но среди его товарищей оказался лётчик, который уже знал о личном приказе Сталина направлять лётчиков в лётные части. Удалось пробиться к военному комиссару. Пузырёв хотел летать и добился перевода в бомбардировочное подразделение.
Попал в Иваново, затем в маленький городок Киров Калужской области. Там базировался полк АДД, на вооружении которого были американские бомбардировщики "Бостон А-20". На этом аэродроме базировался истребительный полк, в котором служил Василий Сталин. Пузырёв видел его, но знакомы они не были.
Полк выполнял боевую работу, участвовал в Курской битве, бомбил немцев под Орлом, Брянском, Рославлем. Летали по ночам, поэтому потерь было немного. Выполняли секретное задание по метанию кассет с зажигательной смесью в лесах Брянской области, причём настолько секретное, что даже из полётных книжек вырезали странички с описанием этих полётов.
После Курской битвы полк переместился в Жуляны, под Киев, где перестал существовать как боевая единица. Какой-то ретивый начальник послал две эскадрильи самолётов днём бомбить Львов. Толку от такой акции было мало, а из 18 самолётов вернулись только пять. Среди уцелевших был и самолёт Пузырёва. Полк отвели на переформирование в Ярославль.

Началась усиленная боевая работа. Бомбили днём, и потери были колоссальные. Истребители, обычно американские "Аэрокобры Р-39", прикрывали только до определённого рубежа, и немцы не трогали наши бомбардировщики, а как только истребители уходили, наваливались скопом. Редкие вылеты обходились без нападения противника, и уж совсем редко, когда возвращались без потерь.
Летали бомбить базу подводных лодок Пиллау, заводы по изготовлению "Фау" на острове Узедом. Полк ожидал награждения званием гвардейского – тогда и снабжение, и обеспечение было бы получше. Но получили орден Суворова. По случаю такого события запланировали выходной день и вечером как следует отметили. Но в четыре утра всех подняли по тревоге и отвезли на аэродром. Был получен приказ нанести бомбовой удар по аэродрому противника, на который, по данным разведки, перебазировалась эскадра истребителей "Фокке-Вульф-190", имеющая целью прикрыть отход Кёнигсбергской группировки немцев. Взлетали с похмелья, но прошло без происшествий. Бомбовый удар был точен, получили благодарность от маршала Новикова, и все экипажи были представлены к наградам. Но через неделю награждать было почти некого – таковы были потери. А Александру Пузырёву везло. До 22 февраля.
В этот день летали бомбить городишко Хель. При атаке истребителя, опять злосчастного "Ме-110", осколок снаряда попал лётчику в голову. Как он выпрыгнул из самолёта и открыл парашют – не помнит. Очнулся на земле, когда артиллеристы несли его в госпиталь. Когда с головы снимали пробитый шлем, потерял сознание. Ранение в голову и контузия поставили крест на лётной работе.

Потянулись долгие годы лечения в госпиталях. Предстояло увольнение с военной службы без всяких перспектив на будущее. Но опять помог случай. Будучи в Москве, при переезде из одного госпиталя в другой Пузырёв встретил у Большого театра сослуживца по полку Ежова. Тот приехал, чтобы участвовать в воздушном параде по случаю Дня авиации. И этот друг привёл Пузырёва к командиру полка Солнышкину. Командир предложил после излечения приехать в полк – там всегда местечко найдётся. Так и получилось.
Нашли Пузырёву в полку наземную должность, а при первой возможности дали направление в академию в Ленинград. Поскольку учился Александр всегда хорошо, то после академии попал в так называемый "почтовый ящик" – секретное предприятие по разработке авиационной и ракетной техники, где и проработал до пенсии, на которую вышел в звании инженер-полковника. Видел многих легендарных личностей, таких, как Туполев, Яковлев, Архангельский. Наведывались на испытания новой техники и первые лица государства. В общем, повидал много. Много лет живёт в Смоленске.
На вопрос: "Как воевали?" – отвечает: "Плохо мы воевали. Победили только нечеловеческого труда за счёт громадных жертв". Героями себя и своих товарищей не считает. Настоящие герои, по его мнению, это простые, ничем не примечательные люди. Он видел таких на заводах: они работали на Победу. Да военные техники, готовившие самолёты к полётам и жившие в землянках при аэродромах, без самых элементарных удобств. Среди них было очень много женщин. Да, война, как сказал кто-то из поэтов, – это просто трудная работа. И Александр Пузырёв тоже был простым рабочим. Как в хорошей песне: "воздушным рабочим войны".

Александр КИСЛОВСКИЙ

Опубликовано в "СГ" 25 февраля 2010 г. №20(595)
Новости по теме
Взлёты и падения штурмана Пузырёва
14 июня 2013 969
Он отважно защищал Отчизну, но и по сей день спрашивает себя, оправдал ли надежды своих товарищей, погибших в боях
Из плеяды асов Великой Отечественной
07 декабря 2009 2964
Николай Ефимович Лавицкий – один из результативных лётчиков-истребителей Великой Отечественной войны. Летал на самолётах И-153, Як-1, на американских "Аэрокобрах" Р-39. За время войны выполнил 250 боевых вылетов, провёл более 100 воздушных боёв, уничтожил 22 (по другим источникам – 28) самолёта противника лично и два – в группе.
Последний полёт капитана Гастелло
26 июня 2009 5053
26 июня 1941 года, ровно 68 лет назад, совершил свой легендарный подвиг Николай Гастелло. На Смоленщине много забытых и заброшенных аэродромов и посадочных площадок. Но этот аэродром особенный. В Советском Союзе не было человека, который не слышал бы о подвиге Николая Гастелло. Но мало кто, даже из смолян, знает, что в свой последний полёт капитан Гастелло взлетел с аэродрома Боровское. Сейчас этот аэродром забыт даже военными лётчиками. Расположен он был в нескольких километрах от аэродрома Шаталово, недалеко от Починка.
Истребители Лавочкина
07 мая 2010 4698
Наш земляк, уроженец Смоленщины Семён Лавочкин был выдающимся авиаконструктором. Не будем сейчас говорить обо всех его авиационных и космических разработках. Поговорим только о поршневых истребителях военной поры. Они участвовали в Великой Отечественной войне с первого дня.
Наши лётчики в небе Китая
27 января 2010 2385
Василий Поскрёбышев не был в действующей армии, но, поскольку был призван в армию в 1944 году, считается участником и ветераном Великой Отечественной войны. Волею судьбы и военного командования в последние годы войны он сначала учился снайперскому делу, потом стал специалистом по авиационному вооружению. Закономерно, что вся его дальнейшая жизнь была отдана армии. Как высококлассный специалист-оружейник, он в своё время был командирован в Китай, где обучал китайских коллег своим воинским премудростям.
В Смоленске состоялось авиационное шоу в честь полка имени Валентины Гризодубовой
30 мая 2012 2911
В минувшую субботу на аэродроме \"Смоленск – Северный\" состоялся авиационно-спортивный праздник, посвящённый 70-й годовщине образования 103-го гвардейского Красносельского военно-транспортного авиационного полка имени Героя Советского Союза В.С. Гризодубовой.300 ветеранов полка прибыли на праздник из Москвы, Твери, Пскова, Смоленска. В 2009 году этот прославленный полк перестал существовать. Действующие «ИЛ-76» перелетели в другие регионы, а на аэродроме \"Смоленск – Северный\" осталось 13 списанных бортов, пять из которых уже, как говорят лётчики, пошли на распил, а восемь стоят на кладбище самолётов - зрелище, которое болью отдаётся в сердце...
"));