5 декабря 2016 03:31
USD 64,15   EUR 68,47
08 октября 2010 1676

Слово об инженере. Наш земляк Абрам Локшин

Слово об инженере. Наш земляк Абрам Локшин

Есть в Нижегородской области небольшой районный городок Павлово. Зачастую его путают с подмосковным Павловским Посадом или другим населённым пунктом аналогичного названия. Но расположен он на Оке, недалеко от впадения её в Волгу, в 60 километрах от Нижнего Новгорода.
Город Павлово мало кому известен, а вот павловские автобусы ПАЗики знают практически все. Но не только автобусы делают там. Ещё с сороковых годов прошлого века существует в маленьком городке авиационный завод. На нём долгое время выпускались воздушные винты – пропеллеры – практически для всех типов самолётов, производимых советским авиапромом в военное и послевоенное время. С переходом нашей авиации на реактивную технику и освоением высоких сверхзвуковых скоростей завод стал выпускать гидроусилители, рулевые автоматы и другое оборудование, облегчающее лётчику управление самолётом.
Около тридцати лет главным технологом этого завода работал уроженец Смоленской области Абрам Иосифович Локшин.

Абрам Локшин родился в деревне Мартыновка Хиславичского района в 1928 году. Вся его родня жила на Смоленщине. Его младший брат Лев окончил Смоленский пединститут, был довольно известным в Смоленске шахматистом. Жена его, Галя Соловьёва – коренная смолянка. Сейчас Лев – крупный работник нефтегазовой промышленности, живёт в Перми. Средний брат также учился в Смоленске. Потом стал военным. Сам Абрам Иосифович неоднократно бывал в Смоленске: приезжал в командировки на Смоленский авиационный завод.

Большой дом деда, где жила многочисленная семья (десять детей со своими семьями), стоял на берегу реки Сож. Дед держал конный паром. Во времена коллективизации деда сочли кулаком (в хозяйстве были лошади, коровы), сослали на Север. Перед самым раскулачиванием дед раздал лошадей сыновьям, и посоветовал ехать подальше от родных мест. Так маленький Абрам с отцом и матерью оказался в брянских лесах. Отец работал в бригаде лесорубов, трелевал лес. Мать кашеварила на всю бригаду. Жили в глухом лесу, около посёлка Вадино. Когда Абраму пришла пора идти в школу, семья перебралась в Жуковку, там же на Брянщине.
Война двенадцатилетнего Абрама застала в пионерском лагере. В памяти его отложилось, как немецкие самолёты бомбили наши аэродромы в Олсуфьево и Сеще. Пришлось возвращаться домой. Немцы постоянно обстреливали Жуковку: линия обороны наших войск проходила совсем рядом. Абрам Иосифович до сих пор помнит, как однажды мина попала в магазин, торговавший шляпами, и эти шляпы разлетелись далеко вокруг.
Пришлось покинуть посёлок. Эвакуировались недалеко, за 18 километров, в деревню Кошня. А поскольку надеялись на скорый разгром противника, много вещей с собой не взяли. Но вышло по-другому. Немцы обошли Жуковку, и население вместе с нашими войсками осталось в окружении. Стало известно, что немцы всюду уничтожают евреев. Лесными дорогами семья Локшиных уходила на восток. Мать несла на руках годовалого Борю, отец нёс Лёву. Двенадцатилетний Абрам вёл за руку восьмилетнего Веню.
На станции Тросна Локшиных погрузили в товарный эшелон. Двинулись в сторону Смоленска. Через двое-трое суток (поезда шли со скоростью пешехода) оказалось, что впереди немцы. Повернули обратно, проехали через Брянск, в который входили немецкие танки. Эшелон обстреляли, но всё-таки удалось проскочить.
Сотни эшелонов, один за другим, шли на восток под непрерывным обстрелом и бомбёжками. На станции Тихонова Пустынь эшелон, которым ехали Локшины, разбомбили окончательно. Погибло очень много людей, в том числе – студенты Смоленского пединститута. Самого Абрама контузило и легко ранило в спину. В конце концов, другим эшелоном добрались до Москвы. Оттуда путь беженцев лежал на восток, за Волгу. В конце всех мытарств оказались в южном Казахстане, на станции Талды-Курган. Там и пережили лихолетье. Отца забрали в армию. Мать тяжело болела. Абрам работал в колхозе, на лошадях, на волах. Как он сам вспоминает, голодали страшно.
В 1944 году освободили Брянщину. С войны вернулся тяжело раненый, почти ослепший отец. Решили возвращаться в Брянскую область, в места, где жили до войны. Имущества нет, дома нет. Жили в землянке. Локшиным выделили участок леса. Сами валили деревья, возили их всей семьёй на двух тачках: строили свой дом.
Пропустив два года учёбы, Абрам Локшин пошёл вместо пятого в седьмой класс, не хотелось учиться переростком. Ничего, догнал сверстников, и даже с медалью закончил школу. В это время, как активного комсомольца, Абрама Иосифовича от обкома партии включили в комиссию по расследованию злодеяний фашистов. Он участвовал во многих раскопках мест массовых захоронений уничтоженных карателями советских людей. Эти страшные картины до сих пор стоят в его памяти.

Но жизнь продолжалась. В начале 50-х Локшин окончил Московский технологический институт. Одновременно окончил физико-технический факультет Свердловского университета: атом входил в моду. Но работать пришлось в ОКБ, разрабатывающем воздушные винты для всех типов поршневых авиационных двигателей. Позже ОКБ перевели в Павлово-на-Оке Нижегородской (тогда – Горьковской) области. При конструкторском бюро появился завод, выпускающий разработанные в ОКБ воздушные винты.
Завод назвали «Восход». В течение сорока лет трудился на нём наш земляк-смолянин Абрам Иосифович Локшин. Работа у грамотного специалиста ладилась. Инженер, старший инженер, начальник лаборатории, начальник конструкторской бригады, заместитель главного технолога, затем главный технолог завода – таковы ступени карьеры Абрама Иосифовича. Проработав около тридцати лет главным технологом, он вышел на пенсию.
На заводе, выпускающем сейчас гидроагрегаты к самолётам (Су-30МКИ), ракетным системам («Буран», «Протон»), помнят Локшина. Регулярно приглашают на торжественные мероприятия. Да и сам Абрам Иосифович не забывает свою заводскую жизнь. Написал книгу воспоминаний о своей трудовой деятельности. Сейчас пишет другую – о заводе. Благо, несмотря на восьмидесятитрёхлетний возраст, память ветерана авиационной промышленности не подводит. Ум ясен. Да и юмором Абрам Иосифович не обделён. Здоровья бы чуток побольше. Но тут уж ничего не попишешь – годы…

Р. S. Абрам Иосифович был очень рад встрече с нашим корреспондентом, и с удовольствием ознакомился с новостями со своей малой родины в «Смоленской газете».

Александр ШКОЛЬНИКОВ, фото автора

Новости по теме
Судьба Прасковьи
19 июля 2010 1574
«Специалист от Бога» - так говорят, когда хотят сказать, что человек – профессионал в своём деле. Прасковья Михайловна НОВОСЁЛОВА ещё в далёком тридцать восьмом, будучи девчонкой семнадцати лет стала преподавателем математики в сельской школе. И осталась учительницей на всю жизнь.
От рядового до полковника
23 февраля 2015 762
Такой путь прошёл смолянин, узник фашистских концлагерей, партизан Великой Отечественной, кадровый офицер Советской армии…
Здравствуйте, полковник Копытов!
23 декабря 2014 1031
С 12 лет он помогал восстанавливать самолёты...
Судьба пограничника
26 марта 2012 3154
В свои 85 лет Василий Петрович Прокофьев обладает удивительной силой духа, желанием жить, помогает поднимать на ноги внуков, правнуков. В день 85-летия – в минувший четверг – за праздничным столом сидели его друзья – ветераны-пограничники. Самыми почётными гостями были полковники запаса Николай Анатольевич Посметный и Михаил Иванович Савенков. Они всегда приходили на помощь в трудные моменты жизни.
Она помогла бежать из ада 28 военнопленным
10 марта 2015 858
Сегодня, в свои 95, Екатерина Семёновна Синайко окружена любовью родных и благодарностью учеников...
К 70-летию Победы. Любовь на всю жизнь
01 апреля 2015 1013
Они познакомились в 1945 году под Берлином…
"));