10 декабря 2016 13:47
USD 63,3   EUR 67,21
19 февраля 2011 2142

Как Гагарин приобрёл новых друзей среди чекистов

Как Гагарин приобрёл новых друзей среди чекистов

На днях в УФСБ РФ по Смоленской области состоялась встреча журналистов с ветеранами органов госбезопасности, которые обеспечивали безопасность Юрия Алексеевича Гагарина во время его пребывания в Смоленске. Одному из ветеранов 7 января этого года исполнилось 90 лет. Это Василий Тимофеевич Васильев. Он – участник Великой Отечественной войны и войны с Японией. Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени и 20 медалями. 19 ноября 1943 года был откомандирован из действующей армии на службу в органы госбезопасности. В УКГБ СССР по Смоленской области на разных оперативных должностях проработал с 1958 по 1976 годы.
Дмитрий Петрович Мизиренков – бывший малолетний узник фашистских концлагерей. Ему было девять лет, когда немцы бросили его в Рославльский концлагерь. Мальчишка выжил, выучился, в территориальном органе госбезопасности по Смоленской области проработал с 1966 по 1993 годы.
Этим людям посчастливилось знать первого космонавта, они бережно хранят фотографии, на которых изображены вместе с Юрием Гагариным.
– 20 декабря 1961 года по приглашению первого секретаря обкома партии Петра Андреевича Абрасимова Юрий Гагарин приехал в Смоленск. Мне было поручено его охранять. Я всегда был рядом с ним. Но разве нужна была охрана такому человеку? Он же был любим всеми не только в Советском Союзе, во всём мире! Его можно сравнить с ребёнком, он был беззащитен. Он был прост, весь мир его любил, а он как бы и не осознавал, что совершил подвиг, – рассказывает Василий Тимофеевич Васильев. – Я сопровождал многих секретарей ЦК КПСС за границу – Суслова, Хрущёва, Брежнева, но, поверьте, их так не встречали, как Гагарина! Помню, Хрущёв приезжал в Смоленск, в драмтеатре с ним была встреча, а на площади Ленина собралось столько народу, что яблоку негде было упасть. Ждут выступления Никиты Сергеевича. Он достал бумажку, на которой речь была записана, но подул ветер, у него глаза заслезились, не смог, видно, читать текст, так он только и спросил: «Сахар у вас есть?» Ему закричали: «Есть!» Он махнул рукой и ушёл.
Гагарин, выступая в театре, рассказал о полёте, как готовился к нему, что видел в космосе. Это было выступление патриота своей Родины! Ему зал стоя аплодировал минут 15, а ему было как-то неудобно. А когда он сошёл с трибуны в зал, все со своих мест ринулись к нему за автографом. Ну где мне одному сдержать натиск толпы? Но не подумайте, что народ не понимал – кто поближе пробился к Гагарину, держали, так сказать, оборону, кричали: «Не дави, не налегай!» и т.д. Никому он не отказал, всем раздал автографы, а люди, казалось, стояли бы рядом с ним и день, и ночь, насмотреться на него не могли. Это действительно была звезда, больше таких звёзд не было и не будет – первый человек в космосе!
– Но меры безопасности предпринимались по его охране?
– На сто процентов, но ведь в то время террористов не было, бояться приходилось больше людей неадекватных. И в драмтеатре на чердаке, в зале дежурили наши люди.
– А на чердаке зачем?
– Люстру помните в драмтеатре?
– Конечно!
– Если бы какой-то неадекватный человек проник на чердак и сделал бы так, чтобы люстра упала, то представляете, какая трагедия могла бы произойти? Нет, меры безопасности принимались серьёзные. Юрия Алексеевича Гагарина охраняли. Выскажу свою точку зрения. Это же историческая личность, Политбюро не должно было допускать его до полётов.
– А на мой взгляд, это всё равно что лишить его жизни – он же лётчик, как ему было жить без неба? Ему же было 27 лет, когда он стал первым космонавтом!
– Согласен, но это я говорю потому, что такой болью в сердце отозвалась его гибель!
– А как вы узнали о его гибели?
– В газетах ещё ничего об этом не было. Пришёл Семён Казаков, наш сотрудник, он очень дружил с Гагариным. Ему позвонили, а он нам сказал: «Беда, Гагарин погиб!» И мы, мужики, не раз смотревшие смерти в лицо, плакали навзрыд. Чекисты любили его необыкновенно, и он очень хорошо к нам относился. После гибели Юрия Алексеевича наши сотрудники навещали родителей Гагарина, заботились о них.
– В 1967 году мне была поручена подготовка к 50-летию органов госбезопасности, – рассказывает Дмитрий Петрович Мизиренков. – В то время первым секретарём Смоленского обкома партии был Николай Иванович Калмык, а начальником УКГБ Николай Григорьевич Федоренко. И на 50-летие к нам прилетел Юрий Алексеевич Гагарин. Встречали его друзья Семён Казаков, начальник УВД Александр Макаревский. После приёма у первого секретаря в Доме Советов пошли к нам в управление. Принимал заместитель начальника Гаврилов, так как начальник приболел и находился в санчасти. Юрий Алексеевич прошёл по всем кабинетам, поздоровался, а в моём кабинете на столе стоял макет здания, в котором мы сейчас находимся, а тогда его ещё строить собирались. Сказал, что ему нравится, навестил в санчасти Николая Григорьевича Федоренко. А потом в драмтеатре было торжественное заседание по случаю 50-летия органов госбезопасности. После выступления Гагарина зал встал и аплодировал минут 15. А позже в ДК профсоюзов был вечер танцев с чаепитием. Представьте себе танцы, а в зале Юрий Гагарин, любимый миллионами! Все женщины в зале хотят потанцевать с Юрием Алексеевичем. И он танцует! Вижу, что с ног валится, но ситуация получается безвыходной. Подходит ко мне и говорит: «Я устал, надо незаметно уйти». Я предложил машину, но он отказался, проводил я его до гостиницы, в которой он остановился, на улице Карла Маркса. Утром мы, человек 15, пришли к нему в гостиницу на завтрак. А после обеда Семён Казаков повёз его на аэродром, Юрий Алексеевич улетел в Москву, скоро позвонил и сказал, что долетел, поблагодарил за гостеприимство. Мы с ним очень быстро нашли общий язык, почти одногодки были. Он таким добрым, улыбчивым, открытым был, что невозможно было не любить его. Первый космонавт планеты Земля! 50 лет исполняется полёту Гагарина в космос. И я считаю, что в Смоленске должен быть настоящий памятник Юрию Гагарину, а не такой, какой есть сейчас и который почти не виден, потому что находится не в том месте. Мне кажется, памятник Юрию Гагарину можно построить на народные деньги. На памятник этому герою Отечества никто не пожалеет денег. И написать: «От благодарной России».
– С этим я согласен полностью, – говорит Васильев. – Но ещё надо обязательно восстановить архивы известного смоленского фотокорреспондента Андрея Лукашенко, который был другом Юрия Гагарина и сделал немало удивительных снимков первого космонавта планеты. Только часть их опубликована, а надо все их сохранить для истории.

Ольга ЧУЛКОВА


Автор следующего очерка, С. Д. Казаков, был хорошо знаком с первым космонавтом планеты: они вместе служили в авиационной части на Севере, затем, когда Казаков работал секретарём горкома партии в Гжатске, много раз встречались на Смоленщине. Об этих встречах Семён Дмитриевич написал книгу «Минуты встреч неповторимых», которая вышла в издательстве «Советская Россия» в 1986 году. За эту работу автор удостоен звания лауреата комсомола Смоленщины имени Ю.А. Гагарина.
Сегодня мы печатаем рассказ Семёна Казакова о последнем приезде Ю. А. Гагарина на празднование 50-летия органов ВЧК-КГБ в Смоленск. Автор в те годы работал в Управлении КГБ СССР по Смоленской области.


Поезд «Москва – Смоленск» постукивал колёсами на стыках рельсов...
Я проснулся где-то часа в три ночи. Юрия Алексеевича в купе не было. Я оделся и вышел.
Он стоял у окна и смотрел на проносящиеся мимо заснеженные поля, перелески. Ночь была ясной, а от снега было ещё светлее.
— Скоро Гжатск... Сколько раз приходилось сюда приезжать и на тормозной площадке. Так хотелось увидеть мать, отца. У матери завтра день рождения. Подарок я ей послал. Надо будет позвонить обязательно.
Поезд стал замедлять ход. Наш вагон, немного не дойдя до здания вокзала, остановился.
Станция Гжатск. Кто знал её до полета Ю.А. Гагарина в космос? Местные жители да те, кто проезжал мимо, иногда задерживали свой взгляд на названии.
Теперь она стала известна всему миру. И каждый, кто подъезжал к ней или выходил здесь, с трепетом и гордостью, интересом и даже доброй завистью думал: «Здесь родился Гагарин».
Но вот состав медленно тронулся, проплыл мимо вокзал, киоск, сквер...
И вновь замелькали столбы — поезд набирал скорость.
В купе зажгли свет. Сам собой потёк разговор. О многом-многом хотелось спросить Юрия Алексеевича. Об учёбе, полётах, тренировках. Но у нас как-то уж сложилось, что если Юрий Алексеевич считал возмож¬ным и нужным что рассказать — он делал это сам, без вопросов.
Вот и Смоленск. Быстро собрались и вышли на перрон.
Юрий Алексеевич направился на ул. Дзержинского, где размещалось здание Управления КГБ. Мы шли по саду им. Глинки, по ул. Октябрьской революции неторопливым шагом. Снежинки срывались с веток деревь¬ев, рассыпались и, медленно падая, устилали дорогу. Гагарин говорил, что Смоленск ему очень нравится, но видеть город приходится чаще осенью или зимой, а хотелось бы летом. Оценил денёк:
— На чекистский праздник погода, как по заказу...
— Да это же вы, Юрий Алексеевич, помогли «заказать» хорошую погоду.
— Я тут не при чём. Это кто-то на подступах к Смоленску мешками облака разогнал, — пошутил он.
У входа в УКГБ Гагарина встретили руководители управления. Представились официально и пригласили в гости.
Состоялась тёплая встреча с личным составом управления. Юрий Алексеевич поздравил смоленских чекистов с юбилеем и рассказал о полётах в космическое пространство, автоматической стыковке кораблей «Союз», скромно и коротко — о своём полёте.
Было много вопросов. Потом фотографировались с Юрием Алексеевичем. Гагарин шутил, его настроение передавалось всем, кто слышал и видел его в те минуты. Имея в запасе около часа до начала торжественного заседания в театре, зашли ко мне домой.
Юрий Алексеевич сказал:
— Мне на торжественном надо с приветствием выступить. Давай набросаем конспект.
Зашли в другую комнату, и он начал писать. Потом в областном драматическом театре Гагарин скажет:
– Дорогие товарищи! Позвольте мне от имени всех летчиков-космонавтов, от имени людей, которые стоят на рубежах разведки будущего, и от себя лично поздравить чекистов Смо¬ленщины, а в их лице — весь вооружённый отряд нашей партии со славным юбилеем — 50-летием органов госбезопасности.
С этим праздником я поздравляю всех трудящихся города Смоленска и области, представители которых на¬ходятся в этом зале, так как 50-летие ВЧК-КГБ явля¬ется праздником всего советского трудового народа.
Особую гордость вызывает то, что у истоков формирования этих органов стояли Владимир Ильич Ленин и Феликс Эдмундович Дзержинский.
Профессия чекиста и лётчика-космонавта во многом сродни друг другу. Разнятся они только во времени зарождения.
Советский народ совсем недавно стал осваивать космическое пространство, и мы встали на самый передовой рубеж советской науки. Чекисты вот уже 50 лет стоят на передовом рубеже защиты советской власти и достижений нашего народа. Эта передовая линия борьбы нас и объединяет.
Мы многое читали о советских и смоленских чекистах, а вы многое знаете о советских космонавтах. Согласитесь, что наши профессии сходны.
Мы, верные славным традициям советского народа, смело идём на разведку будущего, как и наши чекисты смело и зорко смотрят вперёд, видят и пресекают замыслы наших врагов.
Чекисты надёжно обеспечивают наши достижения в освоении космического пространства, мы также отвечаем им постоянной готовностью прийти на помощь в защите советского государственного и общественного строя. И всё это направлено на службу обеспечения мира и благополучия всех людей земного шара.
Товарищи! Сегодня я встречался и выступал перед коллективом смоленских чекистов.
Эта встреча произвела на меня самое приятное впечатление. Мало того: среди них я приобрёл и новых друзей, кроме тех, которые уже были. И это очень приятно.
Пусть не обидятся люди других профессий, которые присутствуют на этом празднике, но я с гордостью говорю о профессии чекиста, как и лётчика-космонавта.
С праздником вас, дорогие товарищи! Здоровья вам, новых успехов в службе и работе, счастья вашим семьям, которым приходится ох как нелегко, ожидая вас.
Спасибо за внимание.
Буря аплодисментов захватила весь зал театра.
После состоялся большой концерт.
Торжества были продолжены в Доме культуры облсовпрофа уже в более узком кругу: были только смоленские чекисты с семьями да дорогой наш гость Юрий Алексеевич. Он всё время на виду, шутит, танцует. Жен¬щины только и просят объявить белый танец, чтобы пригласить Юрия Алексеевича.
В двенадцатом часу ночи засобирались уходить. Гагарина пошли проводить до гостиницы.
— Ты не обижайся, что у тебя мало побыл, — обратился ко мне Юрий Алексеевич, — даю слово, что летом с семьёй приеду на два дня, на один — к тебе, и на один — в «Швейцарию в миниатюре».
Я уже многому и давно не удивлялся в Гагарине. А тут было не только удивление, но и восхищение его интересом и познаниями о нашей зоне отдыха.
Ведь выражение «Швейцария в миниатюре» принадлежит Н.М. Пржевальскому, который так отзывался о Слободе (ныне село Пржевальское), и запрятано оно, это выражение, в письмах учёного к друзьям.
Удивляло и другое. Разговор с Юрием Алексеевичем о возможной поездке на озеро Сапшо был совсем не¬давно, а вот он заинтересовался, нашёл литературу и отыскал там самую изюминку, которая сейчас часто цитируется.
Назавтра, 20 декабря 1967 года, к семи часам утра отправился к Юрию Алексеевичу.
Отдохнувший, бодрый, подтянутый, он готовился разговаривать по телефону:
— Заказал разговор с мамой. У неё сегодня день рождения. Как ты отдохнул?
— Нормально.
В это время раздался телефонный звонок.
— Здравствуй, мама! Поздравляю тебя с днём рождения...
Я вышел в соседнюю комнату... Вскоре Юрий Алексеевич позвал меня.
— Мать у меня замечательная! Старенькая уже. Так всегда хочется увидеть. Тебе привет передавала, – говорил потом, когда закончил разговор с Гжатском.
— Спасибо.
Первую половину дня провели в соответствии с программой, а в 15 часов Гагарин в сопровождении руководства обкома КПСС, облисполкома, УКГБ и коман¬дования Смоленского гарнизона приехал в аэропорт.
Зашли на минуту в класс предполётной подготовки.
Вышли к самолёту. Обстановка становилась всё более официальной. А так хотелось гагаринской улыбки. Я вспомнил нашу армейскую юность.
— Юрий Алексеевич, — я уловил паузу в разговоре, — всё хотел спросить: что, до сих пор так и не нашли?..
Все насторожились, смотрят на Юрия Алексеевича. А он, что называется, принял подачу.
— У нас пока нет. Разве что здесь обнаружили...
— Что-что, Юрий Алексеевич?
Интерес к вопросу со всех сторон резко возрос.
— Вы же знаете, что во всех армиях и гарнизонах мира ищут солдата, который старшину рашпилем на¬звал!
В Смоленске случайно не нашли?
Грянул хохот: шутке «под козырёк» взяли все чины и ранги.
Подошли к самолёту. Экипаж доложил о готовности.
В самолёте обнялись, троекратно расцеловались.
...20 декабря 1967 года в 16 часов 32 минуты московского времени самолёт с Юрием Алексеевичем Га¬гариным на борту оторвался от взлётно-посадочной полосы Смоленского аэродрома и, набирая высоту, взял курс на Москву.
Это был последний приезд космонавта на Смоленскую землю.

Опубликовано в "СГ" 19 февраля 2011 года №17 (745)
Новости по теме
В Смоленской области появится памятник отцу Гагарина
11 марта 2014 1224
Мемориальный комплекс родителям космонавта может стать единым...
Как Смоленская область прощалась с Юрием Гагариным
27 марта 2016 865
27 марта 1968 года не стало первого космонавта планеты…
В Смоленске открыли мемориальную доску в честь Юрия Гагарина
08 апреля 2011 1300
Она находится по адресу ул. Карла Маркса, 12-а, на бывшем здании обкомовской гостиницы, где останавливался наш знаменитый земляк, приезжая в Смоленск
"));