9 декабря 2016 08:42
USD 63,39   EUR 68,25
11 августа 2009 3186

Танковый рейд на Прагу

Танковый рейд на Прагу

Фронтовик, танкист, полковник в отставке Александр Сергеевич Шелемотов прошёл Великую Отечественную войну от Курской дуги до Берлина и Праги. Он – автор книги «Брони горячий след», часто встречается с молодёжью, рассказывает правду о войне. Вот и в этот раз он с возмущением пишет о фальсификаторе истории Млечине и рассказывает правду о взятии Праги. Итак, слово участнику боёв за Прагу, танкисту Александру Сергеевичу ШЕЛЕМОТОВУ.
– Историческое значение Победы в Великой Отечественной войне неоспоримо, мировая общественность по достоинству оценила решающую роль Советского Союза и его Вооруженных сил в разгроме коварного врага, пытавшегося поработить мир и сделать рабами народы «неполноценной расы», как они считали, всех, не принадлежавших к арийской расе господ-немцев. Этим притязаниям был поставлен крест Великой Победой 9 мая 1945 года, и, казалось, наступил конец кривотолкам, выдумкам, вымыслам и небылицам, появляющимся из «заплечных сумок» так называемых борцов за свободу и независимость своего народа, бежавших от Красной Армии, чтобы уклониться от ответственности за злодеяния, которые они совершили против своего народа, продавая родину немецкому фашизму. Но оказалось, что из «заплечных мешков» были вытащены не весь мусор и грязь, копившиеся все эти годы. «Ревизоры» стали опять находить в них «особые папки», в которых, оказывается, имелись материалы о том, что златоглавую Прагу освобождали не советские войска 1-го Украинского фронта, а столицу Чехословакии взяли войска 1-й дивизии РАО (Русская армия освобождения) под командованием власовского прихвостня Буняченко.
Один из моих боевых друзей с возмущением прислал мне газету «Вечерняя Москва», в которой опубликована статья из «особой папки» Л. Млечина «Генерал Власов. Плен, предательство, казнь». Интересно было сопоставить содержание этой статьи с рассказом гвардии полковника П.С. Стогнева, командира танковой роты бригады 25-го механизированного корпуса, о том, как капитан из органов «Смерш» этой бригады пленил изменника Родины генерала А.А. Власова, но так как итог его предательства всем известен, а написано об этом в статье мало, меня особо заинтересовал раздел «Кто взял Прагу». Поразило меня то, что господин Млечин пишет: «В советской историографии принята такая версия: на помощь пражанам пришли войска 1-го Украинского фронта под командованием маршала Конева, которые и освободили столицу Чехословакии. В реальной истории было иначе, 5 мая 1945 года дивизия Буняченко достигла соглашения с партизанами о совместной борьбе с национал-социалистами и большевизмом».
Не знаю, где хранится «особая папка» господина Млечина, но то, что от нее пахнет смрадом, дымом пожарищ и кровью, которые оставили на своем пути «освободители народа», выдавало ее хозяев. Господин исправитель историографии, видимо, рассчитывал, что очевидцы ушли из жизни, все командиры и бойцы, исполнители этого беспримерного боевого подвига защиты своего Отечества, поэтому можно пускать пробные шары, затуманивая сознание молодого поколения мусором из «особой папки».
Я - непосредственный участник тех событий и обязан рассказать, как воины 62-й гвардейской Пермско-Келецкой Краснознаменной орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого танковой бригады, с которой прошел весь путь от Орла до Берлина и Праги, защищали свою Родину и выполняли интернациональный долг. Завершив 2 мая 1945 года бои на улицах Берлина, бригада была выведена в пригород немецкой столицы – город Штансдорф, где после пополнения бое¬комплекта и дозаправки горючим в ночь на
5 мая вышла встречать разрозненные группировки немецких войск, отходящих по лесным массивам южнее Берлина, прорываясь на запад, чтобы сдаться американским войскам. Во второй половине дня по танковым радиостанциям услышали сообщение о том, что в Праге началось вооруженное восстание ее жителей, которые под руководством Компартии и Чешского национального Совета, захватив все важные пункты столицы, приступили к сооружению баррикад на улицах города. Позднее мы услышали обращение восставшей Праги к Красной Армии об оказании немедленной помощи: «Внимание! Внимание! Говорит чешская Прага! Большое количество германских танков и авиации нападает в данный момент со всех сторон на наш город. Мы обращаемся с пламенным призывом к героической Красной Армии с просьбой о поддержке. Пришлите нам на помощь танки и самолеты, не дайте погибнуть городу Праге». Это обращение передавалось в течение длительного времени.
Из «особой папки» следует, что 5 мая передовые части РОА вошли в Прагу, а к вечеру 7 мая РОА овладела основной частью города и расколола группировку немецких войск надвое. В действительности власовские войска, преследуемые Красной Армией, оказались в Праге и вели торговлю с представителями чешского правительства, чтобы получить политическое убежище взамен за свое участие в борьбе с немецкими оккупантами. Владелец «особой папки» не уточняет, что услуги не только были отвергнуты, но Национальный Совет выдворил власовцев из столицы. Командиры немецких частей и подразделений, дислоцирующихся в Праге (военные городки частей СС были там до нашего прихода к Праге, что подтверждается документами и фактами), очевидно, уже знали о предательской деятельности своих лакеев и, по-видимому, считали, что им будет спокойнее, если этих прихвостней выдворят из столицы. Важно, что восставшая Прага обратилась за помощью не к изменнику Власову, а к воинам Красной Армии, которые действительно с воодушевлением отнеслись к исполнению своего интернационального долга. Почти пять дней и ночей беспрерывного движения позволили отряду 62-й гвардейской танковой бригады в ночь на 9 мая выйти к северо-западной окраине опоясанной баррикадами Праге. После преодоления Рудных Гор вступили на территорию Чехословакии. Жители населенных пунктов радостно встречали своих освободителей, в любое время суток выходили на улицы и с возгласом: «Наздар!» – старались передать тепло своих сердец пришедшим на помощь освободителям, накрывали столы по обочинам дорог, упрашивали нас принять корзины с булочками, бутербродами, колбасой, бутылками с напитками и минеральной водой, перекрывали улицы красными полотнищами, чтобы обнять и пообщаться с воинами, и только выслушав наши объяснения, что нас ждет Прага, освобождали путь танкам.
Избегая, где было возможно, стычек с отдельными группировками немцев, 9 мая, около 4 часов утра, мы вышли к северо-западной окраине Праги. К нам постепенно стали подходить жители ближайших улиц, а минут через 25-30 и три чешских офицера. Пока с ними уточняли обстановку, из штаба бригады прибыл заместитель начальника штаба капитан К.Ф. Штепа и передал приказ командира бригады наступать в направлении пражской Град-Вацлавской площади. Под командой чешских офицеров жители стали разбирать баррикады на одной из центральных улиц и расчистили нам путь к центру. Взяв на борт танков офицеров и активных помощников из жителей, мы двинулись вперед выполнять поставленную задачу. Очень помогли нам эти энтузиасты при движении по некоторым узким улицам города, где из-за крутых покатов танки юзом спускались к тротуарам и не могли двигаться вперед. Жители выносили золу, песок, другие смеси, посыпали дорогу. Особо сильное сопротивление немцы оказали на подступах к Президентскому дворцу. Для нас ситуация осложнялась тем, что командованием нам запрещалось вести огонь из танковых пушек (могли только в исключительных случаях по танкам и орудиям противника), поэтому мы вели прицельный огонь по живой силе из пулеметов и стрелкового оружия. Овладеть дворцом без нанесения ему существенных повреждений помогли чешские офицеры, которые скрытно провели две наших роты автоматчиков гвардии старшего лейтенанта Ю.А. Нагорного и гвардии старшего лейтенанта Наприенко к дворцу, и те при поддержке танков штурмом овладели Пражским Градом.
Немцы, видя, что исход боя решается не в их пользу, заметались по городу, старались найти из него выход, но к Праге на помощь войскам танковых армий уже подходили другие соединения, плотно блокируя столицу. Некоторые немцы стали покидать свои опорные пункты и выбираться из военных городков, в которых дислоцировались части СС, и искали контакты с командованием Красной Армии для переговоров о сдаче. Три офицера явились в штаб 65-й танковой бригады и заявили, что они покинули военный городок и немцы собрались в одном из больших дворов и готовы безоговорочно капитулировать. Командир бригады Герой Советского Союза гвардии полковник И.И. Прошин приказал мне принять капитуляцию этой группы. С радистом гвардии сержантом Б.В. Клюкановым и двумя автоматчиками, в сопровождении двух танков с немецкими представителями мы пришли в большой двор, где уже была свалена огромная куча различного стрелкового оружия. Выстроив вышедших из подвалов немцев в колонну, мы вышли из двора, но когда дошли к перекрестку улиц, из недалеко расположенного военного городка оставшиеся в нем немцы открыли по колонне огонь, и только после уничтожения огневых точек под прикрытием танков удалось собрать разбегавшихся немцев и отвести их к штабу бригады. В колонне было 950 солдат.
Еще на пути к штабу меня встретил помощник начальника штаба бригады капитан
П.И. Осипов и отдал приказ комбрига выйти к мостам через Влтаву, чтобы не дать противнику их взорвать. Догнав роту гвардии старшего лейтенанта А.И. Никитченко, мы на больших скоростях устремились к Карлову мосту, ценнейшему памятнику зодчества. Противник пытался огнем противотанковых пушек, якобы уничтоженных власовцами, остановить нас. Выйдя к Карлову мосту, на свой риск переправили через него три танка на противоположный берег, отбили неоднократные попытки немцев взорвать Карлов мост.
За Пороховой башней немецкие танки встретили нас огнем пушек и пулеметов, но после ответного удара ретировались, оставляя за собой шлейфы дыма от горящих танков. Но и один наш танк был серьезно подбит.
При подходе к Вацлавской площади немцы открыли по нам интенсивный огонь с чердаков и подвалов из стрелкового оружия и пулеметов, но «выкурить» их помогли местные жители. Ближе к обеду практически сопротивление немецкого гарнизона было сломлено, и только кое-где отдельные небольшие группы фашистов, отстреливаясь, пытались прорваться к окраинам города.
У площади нас встретили чешские солдаты и офицеры, их командир сообщил, что площадь и все улицы, ведущие к ней, находятся в их руках. Доложив в штаб бригады о выполнении поставленной задачи, получил приказ закрепиться на достигнутом рубеже и выбрать место для сосредоточения танков. Чешские офицеры порекомендовали нам небольшой сквер недалеко от площади, что мы и сделали.
К площади со всех улиц стали стекаться жители, они со слезами на глазах обнимали своих освободителей, засыпали воинов и танки цветами. В ваннах и душевых ближайшего ресторана устроили помывку танкистов, заменили всем нижнее белье, в залах ресторана накрыли столы. Командование бригады разрешило дать отдых личному составу отряда. Вначале мы были озабочены хлопотами о размещении солдат и сержантов, но забота наша оказалась напрасной: чехословацкие офицеры организовали охрану стоянки танков в сквере, перекрыв все улицы, примыкавшие к нему. У машин мы оставили дежурного офицера и механиков-водителей, а остальными воинами завладели жители, каждая пражская семья старалась пригласить к себе дорогого гостя-освободителя. Мы с командиром отряда С.В. Введенским выбрали высотное здание. Оказалось, что это был национальный музей, в окно из комнаты, где стояло несколько чучел лося, медведя и других животных, хорошо просматривался сквер, где стояли наши танки.
На следующий день мы отправились осматривать златоглавую Прагу, но к обеду получили приказ быть готовыми выйти навстречу немецким группировкам, которые, преследуемые нашими войсками, оказывали сопротивление, отходили южнее Праги на запад с целью сдаться американцам. В ночь на 11 мая выступили из Праги навстречу фашистам и, вынудив их к капитуляции, 16 мая возвратились на южную окраину Праги. Этим закончили выполнение интернационального долга по освобождению Чехословакии и ее столицы Праги.
Советское правительство по достоинству оценило боевой подвиг воинов Красной Армии, наградив их орденами и медалями, звание Героев Советского Союза получили командиры 3-й и 4-й танковых армий генералы П.С. Рыбалко, Д.Д. Лелюшенко и командир 61-й танковой бригады полковник
М.Г. Фомичев. Весь личный состав армий был награжден медалью «За освобождение Праги». В Пантеоне был установлен бюст почетному гражданину Праги П.С. Рыбалко, а не изменнику Буняченко. Многие воины были награждены президентом Чехословакии орденами и медалями, я и семь бойцов нашей бригады получили чехословацкий орден «Военный Крест 1939 года». Не слышал, не встречал в печати известий, что кто-то из «млечинских освободителей Праги» был отмечен чехословацким правительством.

К этому рассказу боевого фронтовика Александра Сергеевича Шелемотова надо добавить, что в Чехословакии вышла книга, в которой опубликованы документальные фотографии об освобождении страны. Шелемотов по приглашению чешского правительства с делегацией побывал в Праге, у танка №23, возложил цветы и венки к этому священному для танкистов памятнику. И дома у Александра Сергеевича стоит маленький самодельный танк с поворачивающейся пушкой – копия того, на котором воевал. На праздничном костюме ветерана – ордена Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны, Богдана Хмельницкого и другие награды. В войне участвовали шесть его братьев, Петр и Аркадий погибли. Сам Александр Сергеевич горел под Курском в двух танках, особо не говорит об этом, война есть война. Но и на войне случались счастливые встречи: во время одной из коротких передышек на Украине познакомился с миловидной девушкой Катей, завязалась переписка, а потом сложилась семья. Сегодня у ветеранов дети, внуки. Счастливая семья. А счастье это было завоевано в Великой Отечественной войне. Здоровья вам, ветераны!
Аркадий Глазков


Новости по теме
09 мая 2009 5141
64 года отделяют нас от светлого дня окончания Великой Отечественной войны, - наиболее героического и одновременно трагического периода в жизни нашего народа. Ее завершением явилась Берлинская операция, в которой приняли участие около 3,5 миллиона человек, более 52 тысяч орудий и минометов, 7750 танков и САУ, 10800 боевых самолетов. Важную роль в Берлинской операции сыграла 1-я гвардейская танковая армия, окончившая свою славную историю на Смоленщине.
Грозный счёт танкиста Лавриненко
23 апреля 2010 5166
Среди войсковых объединений, внёсших большой вклад в Великую Победу и завершивших свой славный путь на Смоленщине, почётное место занимает 1-я гвардейская Краснознамённая танковая армия. Ядром армии была 4-я, а за тем 1-я гвардейская танковая бригада.
Последнее сражение первой гвардейской
07 мая 2015 846
70 лет назад войска 1-й гвардейской танковой армии взяли Зееловские высоты...
Люки открыли в Берлине
29 января 2010 2008
Ровно 65 лет назад передовые отряды 1-й гвардейской танковой армии, завершившей свою героическую историю на Смоленщине, первыми вышли к границе фашистской Германии и, сломив упорное и ожесточённое сопротивление противника, форсировали реку Одер. Впереди был Берлин.
06 июля 2011 5869
10 июля 1941 года началось Смоленское сражение – одно из крупных сражений начального периода Великой Отечественной войны. Эта битва представляла собой комплекс оборонительных и наступательных операций войск Западного, Резервного, Центрального и Брянского фронтов, проведённых 10 июля – 10 сентября на западном направлении с целью не допустить прорыва немецких войск к Москве.
Смоленских бойцов-железнодорожников запечатлели на почтовых конвертах
06 августа 2015 1177
В областном центре отметили 164-ю годовщину со дня образования Железнодорожных войск России…
"));