9 декабря 2016 14:36
USD 63,39   EUR 68,25
14 сентября 2011 1291

«Предлагала дочке в интернат». Как комисия по делам несовершеннолетних спасает семьи

Центральные телеканалы словно сговорились. Одно ток-шоу за другим: органы опеки бесчинствуют, забирают детишек у любящих родителей, демография в опасности!.. Поработав два дня с комиссией по делам несовершеннолетних, приходишь к абсолютно другим выводам.
В день заседания комиссии по делам несовершеннолетних в Ярцевской администрации многолюдно. Помимо провинившихся подростков, по коридору расхаживают неблагополучные родители. Те самые, что повышают рождаемость, считая на этом свою задачу выполненной.

Татьяна каждый приход на комиссию переживает. В минуты между запоями она очень любит своих детей, в доме порядок, но стоит сорваться, уходит из дома, забывая обо всём. 13-летняя Марина и 9-летний Ваня оказываются в приюте по два-три раза в году, иногда их забирают к себе родственники. Представитель школы говорит, что дети стараются скрывать отсутствие матери, и только бдительные соседи сигнализируют: ребята опять одни в доме. Таню жалеют все, год назад приносила справку, что прошла лечение, но хватило его ненадолго. На этот раз отправили к другому доктору, но надежда на исцеление уже невелика, а впереди зима – дом нужно топить, снег убирать. Прожить детям одним тяжело, это не мультфильм про Простоквашино.
К сожалению, далеко не все мамы, рожая детей, осознают, что теперь они – главное в их жизни. Жизненная необустроенность 26-летней Юли поставила трёхлетнюю дочь Вареньку на второй план. О том, в каких условиях живёт малышка, органы опеки узнали после выезда наряда полиции на семейный скандал. Кстати, органы правопорядка вызывала сама Юля. Пили с мужем вдвоём, потом ссорились, после чего мужчина забрал ребёнка и исчез. Прикладываться к бутылке и буянить гражданский супруг начал после того, как потерял пальцы на руке и стал инвалидом. Юля составляла компанию… Батареи бутылок, мусор, грязь, стены с оторванными обоями плюс два подвыпивших родителя – в такую недетскую обстановку Варя возвращается после детского сада. На комиссии Юля ведёт себя агрессивно, и страшно подумать, какая она в алкогольном опьянении.
Мамы сменяют друг друга. У всех свои причины не исполнять родительский долг. Светлана, вполне благополучная с виду, приглашена на беседу после звонков в органы опеки прабабушки, на попечение которой фактически брошен 14-летний сын Светы, больной ДЦП. Старушка рассказала, как мальчик-инвалид звонит маме и просит прийти в гости, он скучает. Но Света часто пропадает надолго, в последнее время вместе с пенсией сына. Из объяснений выяснилось, что мама взяла себе в обязанности только возить мальчика по санаториям, но он стал очень тяжелым, и последняя поездка в «Вишенки» превратилась в мучение: на себе его уже не пронесёшь. Больше мальчик никуда не ездит. «А как же прабабушка с ним справляется?» – резонно спросили члены комиссии.
История следующей «мамы Светы» поражает своей циничностью. До тех пор, пока в пустых глазах молодой женщины явно не просвечивается недалёкость. (Есть в жизни несправедливость: почему-то таким мамашам родить ребёнка всегда без проблем, простой физиологический процесс.)
Старшая дочь Лена должна пойти в школу, но ребёнок, с которым никто не занимается, не знает элементарного. Младшему Даниилу в октябре исполнится годик – свой первый год жизни он провёл в Доме ребёнка по заявлению родителей. Как оказалось, накануне родов супруги поссорились, и Света от сына отказалась в роддоме. Потом помирились и приняли совместное решение… отдать мальчика в Дом ребёнка на год. За это время мама навестила Даниила 4 раза (в прошлом году). Отец однажды забрёл в Дом ребёнка с подарками, но пьяный. На вопрос, нужен ли ей ребёнок, Света бодро отвечает, что нужен. Она ради него и на работу не устраивается, планирует воспитывать.
Как тут не подумать, что лучше бы эти люди сразу отказались от малыша. Ребёнок мог за это время обрести родителей. Настоящих, любящих, а не просто производителей.
Следующая мама, представшая перед комиссией, «засветилась» сама: вызвала полицию, когда сожитель в пылу ссоры увёз дочь к себе домой. Возвращая ребёнка, органы опеки обнаружили в доме страшную антисанитарию, продукты присутствовали «частично» (это термин протокольный, что означает «есть нечего»).
Судя по беседе с мамой, девочки (София, 1998 г.р., и Алиса, 2004 г.р.) её изрядно раздражают. Она так долго жалуется на старшую – за её прогулы школы, обманы, что доходит в своих откровениях до такой фразы: «Я ей предлагала в интернат идти жить». И ещё один рассказ «мамы Оли» не мог не задеть за живое: «У меня уже сил нет с ней, где-то гуляет всё. Вечером поздно приходит, в домофон звонит и спрашивает, буду ли я её бить. Говорю: иди уже домой». Судя по помятому лицу и тому, что в молодые годы женщина работает уборщицей, понимаешь, что ничего в этой семье не наладится, дети здесь вообще лишние, потому старшая и обманывает.
…Варвара на заседание комиссии в этот раз пришла со своей мамой, а та признала, что хоть и родила дочь троих детей, но сама ещё не повзрослела. Варя в прошлый приход на комиссию послала всех подальше, хлопнула дверью и ушла, на этот раз сидела молча. Она вошла в своё привычное состояние: ей всё равно. Она и дальше может исправлять демографическую ситуацию в стране, но с условием, что её никто трогать не будет – заниматься детьми, домом она категорически не хочет.
На заседании комиссии ситуацию каждого вызванного родителя разбирают вместе с психологом. Кому-то предлагают санаторий для ребёнка, кому-то лечение от алкоголизма с доставкой к месту. В составе комиссии начальник центра занятости, так что помощь в устройстве на работу тоже обеспечена. Всё для того, чтобы мамы опомнились, взялись за ум, прониклись любовью к своим детям, делается. Но большинство из этих неблагополучных помощь воспринимают как должное, а детей – как обузу…
А что касается ток-шоу, то это какая-то нехорошая мода кочует с одного центрального канала на другой – ругать чиновников за то, что мало помогали неблагополучным семьям, вот они и спиваются. В некоторых случаях родители приходят в сознание, однако большинство затягивает болото, и задача органов опеки не дать погибнуть в нём ребёнку. Он имеет право на нормальную жизнь.

Татьяна РАЙХЛИНА

Опубликовано в «СГ» 15 сентября 2011 г. №102 (830)
Новости по теме
21 сентября 2011 1531
Семья – это дом, где тебя ждут. Не грязь, не облезлые стены, не вечно пьяные родители. Об этом почему-то забывают устроители популярных телешоу, призывая органы опеки не забирать детей от опустившихся родителей. Рассуждать, где детям лучше, гораздо правильнее, своими глазами увидев, в каких условиях они живут.
22 июня 2011 1320
Пьяница-мать, голодный, брошенный ребёнок – где и с кем ему будет лучше? Эта тема стала чрезмерно популярной. Но ох как непросто бывает всех рассудить и осудить…
Подкидыши
22 марта 2010 2846
Накануне Нового года по ярцевскому телевидению прошла информация о ребёнке-подкидыше. Девочку звали Милана. О ней в органах опеки узнали после звонка престарелой женщины. Волнуясь, бабушка сообщила, что две недели назад внучка привела домой маленькую девочку, сказала, что это Милана и скоро за ней вернётся.
Истории смоленских матерей, которые вызывают шок
22 ноября 2010 1796
На комиссии по делам несовершеннолетних бываю нередко. Пьющие дети, пьющие родители – привычные истории. В некоторые из них трудно поверить.
Родители и дети, свои и чужие…
29 января 2010 2422
В конце 2009 года в Смоленске организовали клуб приёмных родителей "Созвездие". Проблемы, поднятые на первых трёх заседаниях клуба, красноречиво показали, насколько непросто внедряется в нашу действительность понятие приёмной семьи.
Я несогласна с протоколом
22 мая 2009 1997
Дети в синяках, замученные до смерти своими же родителями, - эта страшная тема насилия в семье не сходит с экранов телевизоров. Не углубляясь в причины засилья в электронных СМИ человеческих извращений, надо сказать честно: все эти случаи появились не вчера, мы просто молчали об этом. И сегодня, говоря о том, до какой животной стадии может опуститься человек, о причинах происходящего по-прежнему умалчивается.
"));