8 декабря 2016 12:44
USD 63,91   EUR 68,5
12 декабря 2012 1518

«Я люблю людей»

«Я люблю людей»

Идти в гости к инвалиду всегда морально сложно. Только не к Марии Александровне. Её дом – как психотерапевтический кабинет: здесь учатся любить жизнь и получают сеансы релаксации с чаем и малиновым вареньем.

Жизнь перевернулась 17 лет назад

Назвать Марию Александровну инвалидом не поворачивается язык, несмотря на то что она почти 17 лет прикована к коляске. Она с радостью встречает гостей, всегда готова выслушать родных, близких и соседей обо всех их горестях и печалях, присмотреть за чьим-то ребенком, связать кому-нибудь шаль или просто зарядить позитивом.

Мария Александровна, а тогда просто Маша, с первого класса воспитывалась в Сафоновском доме-интернате. У девочки были проблемы со здоровьем, её освобождали от обязательных поездок на работы в колхоз. То время Мария Александровна вспоминает с любовью: она была примерной ученицей, комсомолкой, приезжала в Смоленск на сбор молодёжного актива. Потом решила выучиться на швею – профессия хорошая, говорит, раздетым никогда не останешься.

Училище Мария Александровна окончила уже инвалидом, по состоянию здоровья ей дали группу. Сначала на практику, а затем и на работу юную комсомолку отправили в Колодню, в местное ателье. Потом работала лаборанткой в том же четвёртом училище. Но постоянные поездки из одного конца города в другой давались девушке сложно, ноги подводили, она падала в обморок, часто лежала в больницах.

Жизнь перевернулась в 1996 году. Тогда Марии Александровне врачи поставили жестокий диагноз: обострение сепсиса и как следствие – гангрена на правой ноге. Ее увезли в больницу. Потом было две операции – одна в феврале, другая в мае. Долго лежала в реанимации, болезнь дала осложнение на почки, они практически отказали.

«Врачи сомневались, что я выкарабкаюсь, – вспоминает Мария Александровна. – Но мне, наверное, очень хотелось жить».

К сожалению, оставалась опасность развития гангрены. Ногу пришлось отнять. А потом – привыкать к коляске.

«Вот сейчас у меня новая, отдали добрые люди. Синяя, мой любимый цвет», – улыбается женщина.
Десять лет Мария Александровна из-за различных проблем не могла спуститься на улицу и любовалась внешним миром из окон шестого этажа.

Скоропостижная свадьба

Один из визитов в больницу стал для Марии Александровны судьбоносным.

«Женина мама работала в больнице, куда меня положили, – вспоминает женщина. – С моей будущей свекровью работала медсестра, которая стала подбивать мать познакомить Женю со мной, мол, хорошей хозяйкой буду, шить-вышивать умею, всему смогу научиться. А Женя как раз забежал к матери на работу. Но тогда нас знакомить не стали. Будущий супруг пришёл вечером с цветами и коробкой конфет. Встречались мы под лестницей, прятались, чтобы никто не видел».

На то, чтобы вскружить голову Евгению Сергеевичу, юной Маше понадобилось всего три дня. Боясь упустить такой шанс, Женя сделал предложение. Когда девушка пришла к заведующей отделением отпрашиваться, чтобы отнести заявление в загс, та удивилась: «Сколько лет в больнице, такого не видела. На роспись отпрашивались, но чтобы так срочно заявление подавать!..»

Свадьбу сыграли только через два месяца, 25 апреля. «Тогда ждать положено было», – объясняют супруги.

Невесту собирали всем миром

– Платье брала у солистки из четвёртого училища, фату у ещё одной знакомой, вот невесту и нарядили,– смеётся Мария Александровна. – Помню, гости спрашивали, что подарить. Говорят, деньги, может. А я сказала, на что мне деньги? Разойдутся, и памяти никакой не останется. Вот и подарили они мне сервиз. Не жалею, что мы тогда так поспешили, почти сорок лет вместе живём душа в душу.

Супруги объездили всю Смоленщину, на рыбалку и по грибы ездили даже в Псковскую область. Мужа Мария Александровна называет хозяином, гордится им, ветераном труда, фотография которого украшала доску почета лампового завода. Радуется, что Евгений Сергеевич всегда ее поддерживает и ни в чём не упрекает. «Хочу – шью, хочу – вяжу, он и в магазин сходит, и по дому поможет, и ни слова не скажет, если приготовить вдруг не успею».

Мне никто ничего не должен

Первое, чем поделилась с нами Мария Александровна: «Девочки, я же в этом году наконец на улицу выходила! И в интернате своём в Сафонове в гостях была. И в Ярцеве! Так что всё у меня хорошо! А как первый раз во двор спустилась, там никого не было. И тут вдруг потихоньку стали собираться, и детишки вышли погулять, и бабушки на скамеечке посидеть. Я, наверное, как магнитик людей притягиваю».

Впервые за десять лет увидеть что-то, кроме привычного вида в окне, – вот оно, настоящее счастье. Становится как-то стыдно, что мы не замечаем вокруг таких элементарных вещей, гонимся за чем-то, недовольны всем вокруг, а счастье – оно близко. Если для кого-то оно в количестве денег или в новых вещах, дальних странах и карьерном росте, то для неё – в солнышке и свежем ветерке.

«А чего мне переживать? У меня всё есть. Руки вот есть – значит, могу работать. Вот, научилась крючком вязать».

Увлечение вышивкой помогает женщине забыть о своем недуге. На стенах – красивые панно с цветами. Своё рукоделие Мария Александровна просто дарит гостям и знакомым и не просит ничего взамен.

В этом году её произведения взяли на выставку инвалидов. «Говорят, диплом какой-то дадут, – смущается женщина. – Жалко, вы шаль не видели, которую туда взяли, она у меня прекрасная получилась, большая-пребольшая. Давайте и вам свяжу?»

Раздаётся звонок в дверь. Это соседка принесла от знакомых из училища подарок – обрезки материала, из которых Мария Александровна делает потрясающие картины с цветами.

«Добрые люди постоянно то бисер принесут, то ленточку какую, то ткань. И книжек мне разных с узорами надарили! Розочки делаю из широких лент, гвоздики – из бахромы, а маленькие цветочки – из узких ленточек. Вышивать легче на тонкой ткани: льне, шёлке, канве. На шерсти сложнее шить. На один маленький цветок уходит около 75 сантиметров ленты».

Правда, за любой такой подарок Мария Александровна старается заплатить, если не деньгами, так рукоделием. А когда оплату не берут, она искренне обижается.

«А почему я не должна платить? Мне же никто ничем не обязан! Если каждому инвалиду соцработники будут за свои деньги что-то покупать? Знаете, какая у них зарплата?»

Она не жалуется, не плачет, искренне радуется любым мелочам и не считает, что жизнь обошлась с ней несправедливо. Странно, что именно этот человек просто и открыто заявляет: «А у меня всё есть. Мне всего хватает и мне ничего не надо». Многим здоровым людям стоило бы поучиться у этой женщины. «Я люблю людей, – улыбается инвалид. – Наверное, поэтому их ко мне тянет. Мне многие говорят, что от меня заражаются позитивом, что я энергию хорошую раздаю. А мне не жалко, берите, мне от этого хуже не становится!»

Когда мы сказали, что хотим про неё написать, Мария Александровна застеснялась: «Зачем, что во мне такого необычного? Вы бы лучше сказали от меня спасибо тем людям, которые мне помогают».

Фото: Марина СОКОЛОВА, Юлия ВЕСЕЛОВА

Марина СОКОЛОВА, Юлия ВЕСЕЛОВА

Новости по теме
Уроженка Смоленска оказалась единственным ветераном Великой Отечественной войны, живущим в Исландии
11 мая 2016 462
9 мая Мария Митрофанова приняла участие в праздновании Дня Победы в Рейкьявике…
Такие разные и одинаковые мамы
25 ноября 2013 1268
Ежегодно в последнее воскресенье ноября в России отмечают очень добрый и светлый праздник – День матери…
09 сентября 2012 3032
В больнице скончалась одна из пострадавших в аварии маршрутки в Смоленске, сообщает официальный сайт администрации Смоленской области. Приводим данные о всех пассажирах злополучного рейса
Плати и не жалуйся?
16 октября 2009 1483
Коммунальные платежи растут, а качество услуг ЖКХ таково, что жильцам некоторых домов в Смоленске надо доплачивать за то, что они живут в чудовищных условиях. По ул. Рыленкова, 6а, в первом корпусе когда-то было общежитие автобазы №2. Потом оно перешло в собственность города, и сейчас помещения в нём считаются коммунальными квартирами. Но при переводе в новый статус никто не позаботился об условиях жизни проживающих здесь смолян. Как было здесь всё добито до ручки, так и остаётся. И куда ни обращаются жильцы с жалобами, их жизнь к лучшему не меняется. Вхожу в подъезд. Сразу надо за¬ткнуть нос, потому что запах из подвала, находящегося прямо в подъезде, такой, что выносить невозможно. На подвале висит огромный замок, но железная дверь проржавела, сквозь дыры можно увидеть, что подвал залит водой.
Людмила Ельчанинова: на крыльях мечты
16 марта 2016 397
Авторская экскурсия в страну вдохновения...
Написано сердцем
06 апреля 2016 487
О Владимире Ельчанинове – живописце, оставившем на холсте свои чувства и душу...
"));