6 декабря 2016 05:54
USD 63,92   EUR 67,77
26 апреля 2013 3652

В Смоленске у пенсионерки отобрали родную правнучку

В Смоленске у пенсионерки отобрали родную правнучку

Свою правнучку Машеньку Лилия Михайловна Булохова называет аленьким цветочком. Для неё она свет очей, подарок судьбы на старости лет. Но 27 марта утром в квартиру постучали.

Лилия Михайловна открыла – народу вошло много: три женщины и двое мужчин. Сказали, что из опеки. 79-летняя прабабушка Маши даже не успела опомниться, как её аленького цветочка уже не было в квартире. Ребёнка увезли. Куда, зачем, почему? На эти вопросы Лилии Михайловне не дали ответов. На самом деле правнучку изъяли «в связи с угрозой для жизни ребёнка, антисанитарным состоянием квартиры».

Невестка бросила свекрови девятимесячную внучку

Лилия Михайловна, несмотря на возраст, производит впечатление довольно энергичной женщины, на здоровье не жалуется. На пятый этаж, где находится их квартира, поднялась быстрее меня, и никакой одышки. Характер у неё есть, и ещё какой! Иначе бы не справилась с трудностями, выпавшими на её долю. Работала бухгалтером, инспектором в Заднепровском РОВД, на льнокомбинате. От льнокомбината пятьдесят лет назад, когда начала застраиваться Поповка, получила на семью двухкомнатную квартиру в новом тогда доме. Её муж всю жизнь проработал слесарем-деталировщиком на «Искре», его уже 13 лет нет в живых. Когда женился младший сын Сергей и родилась внучка Лилия, радости не было предела. Но только не заладилось в семье, расстались молодые, а заботы о девятимесячной Лиле легли на плечи бабушки. Мама девочки с лёгким сердцем оставила дочь свекрови, знала, что та ребёнка не бросит. Лилия Михайловна показывает фотографии, рассказывает, что внучка занималась фехтованием, участвовала в соревнованиях, есть грамоты. Как случилось, что Лиля сбилась с пути, объяснить невозможно.

– В 14 лет она пропала, искали, что только не делали, – рассказывает Лилия Михайловна. – Вернулась через два года, рассказывала, что её похитили, держали в подвале, били, насиловали. Лежала в Гедеоновке, потом избила одноклассницу, которая плохо высказалась о её маме. А она мамой называла меня. Её определили в спецучилище во Владимире, в 18 лет с сопровождающей привезли домой. Потом совершила хулиганство, ей дали срок, освободилась раньше, по условно-досрочному. В 20 лет забеременела, я сказала: «Рожай!» А что было делать? И вот родилось моё солнышко – Машенька, мой аленький цветочек. Вроде жизнь стала налаживаться. Но 28 декабря 2011 года Лилю арестовали, ещё идёт следствие, она находится в следственном изоляторе уже год и четыре месяца. Машеньке на то время был годик с небольшим, и кроме меня некому ухаживать за правнучкой. Но жили не тужили, сыновья помогали.

Соседи посоветовали сходить в опеку

Достаток в семье небольшой. У Лилии Михайловны пенсия 8 тысяч 500 рублей, она, как вышла на пенсию, больше не работала, потому что у неё на руках оказалась девятимесячная внучка. У сына, Сергея, отца Лилии и дедушки Маши, пенсия по инвалидности 6 тысяч рублей. Старший сын Николай сейчас без работы, ему предстоит операция. Но Лилия Михайловна ни разу не пожаловалась на материальное положение.

– Нормально жили, хватало, потому что у нас есть дача, и это большое подспорье, – говорит она. – Уж Машеньке отказа ни в чём не было. Платьице ей такое купила, что она в нём как принцесса. Лучший кусочек – для неё. Гуляли с ней, читали книжки, рисовали. Она без меня никуда, и я без неё никуда. Как одно целое были. Дом наш старый, квартира, конечно, в удручающем состоянии. Но на ремонт денег не было. Стали копить. В декабре прошлого года поставили пластиковые окна во всей квартире, в 40 тысяч это обошлось. Теперь вот грибок на стенах надо извести, побелить, обои поклеить. Сантехника, конечно, в плохом состоянии, но сможем ли её заменить? Дорого! Может, только со временем, сразу всего не потянуть. На правнучку никаких денег не выплачивалось, а соседи стали мне говорить, мол, сходи в опеку, там же должны помощь оказать, у тебя же маленькая правнучка на руках.

Пять человек справились со старушкой!

Лилия Михайловна подумала-подумала и решила пойти в управление опеки и попечительства администрации города Смоленска. Ведь за то время, что внучка сидит в следственном изоляторе, действительно никто не поинтересовался, как же 79-летняя женщина справляется с маленькой правнучкой, на которую ни копейки не платят. Честь по чести, узнала, когда принимает посетителей начальник управления Сергей Владимирович Голосов. Предварительно записалась на приём на 25 марта этого года. И пришла туда с Машенькой. Просила разрешить опекунство над ребёнком.

– Он сказал, что трудно в моём возрасте растить ребёнка, – говорит Лилия Михайловна. – Я ответила, что растила же до этого. «Если пройдёте комиссию, соберёте все документы, то опекунство будет установлено» – и сказал прийти 27 марта и мне дадут бланки, чтобы начать оформлять опекунство. Я порадовалась доброжелательному приёму. Знала, что здоровье у меня хорошее, любую комиссию пройду. Но 27 марта в дверь нашей квартиры постучали, я открыла, вошли три женщины и двое мужчин. Сказали, что из опеки, но документов не показали. Попросили у меня документы на Машеньку – я им их отдала, и девочку схватили, даже колготочки не надели, в шубку завернули и унесли из квартиры. А несколько человек держали меня, обступив кругом, чтобы я не побежала за Машенькой. Я кричала, что надо вызвать полицию, на каком основании забирают ребёнка, но кто меня слушать будет? Будь я не так крепка здоровьем, то инфаркт был бы обеспечен. Как можно изымать ребёнка, если я обратилась за помощью? И всё это обманным путём, как-то не по-человечески. Я же её одна почти полтора года ращу, девчоночке уже два с половиной годика, хорошенькая, умненькая. Так за что меня так наказывать, как будто я преступление совершила, что правнучку поднимаю! Придите, поговорите, объясните, если что не так делаю, я исправлю, но так нельзя, не по-божески, не по-человечески это. Через час я уже побежала в полицию, рассказала о ситуации. Ответ пришёл, что правонарушений не выявлено. Почему не выявлено, если мне ничего не объяснили, ребёнка забрали и даже не сказали до сих пор, где моя Машенька находится!

Ребёнка в семье любили

– Соседи в ужасе, – говорит Нина Александровна Гаврюшкина. – Пошёл человек за помощью в опеку, а такое сделали. Машенька же у неё как куколка одета была, ухожена. Да, в квартире требуется ремонт, но не у всех есть средства на это. Однако они начали ремонт – окна пластиковые поставили. Получается, что опека действовала как налётчики, не поговорили по-человечески с Лилией Михайловной, увезли ребёнка в неизвестном направлении.

Соседи Галина Мефодьевна Зикеева, Мария Андреевна Сибелькова в один голос утверждают: пылинки сдувала с правнучки Лилия Михайловна. Поговорила я и с врачом-педиатром Татьяной Ивановной Байковой, которая обслуживает участок, где живут Булоховы.

– Все назначения врача прабабушка выполняла, приходила с Машей в поликлинику, я к ним приходила, контролировала, – рассказывает врач. – Конечно, санитарные условия в квартире ненадлежащие, но ребёнка в семье очень любили.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

Сергей ГОЛОСОВ, начальник управления опеки и попечительства администрации города Смоленска:

– Органы, которые принимали решение о заключении под стражу матери девочки, не информировали органы опеки о том, что ребёнок остался на попечении прабабушки. Когда она к нам обратилась с просьбой установить опекунство, то мы должны были проверить условия проживания ребёнка. И выяснилось – есть фотографии, подтверждающие это, – что квартира находится в антисанитарном состоянии, существует угроза жизни ребёнка. Поэтому инспекторы на месте приняли решение об изъятии ребёнка из семьи, сейчас она находится в госучреждении. Мы действовали по закону.

– Неужели нельзя было 79-летнюю женщину предупредить об этом? Может, нужно было раз, другой приехать к ней, поговорить по душам, объяснить, что не так. И уж, наверное, прабабушка, которая почти полтора года растила маленького ребёнка, имеет право знать, где теперь находится её Машенька. Но ей даже не позвонили, не сказали… Тоже по закону?

– Нет, это ошибка, и она будет исправлена, прабабушка будет поставлена в известность, где находится ребёнок, и сможет его посещать. Если в квартире наведут порядок, если Лилия Михайловна сможет пройти комиссию, то, возможно, будет рассматриваться вопрос о назначении её опекуном.

Ольга ЧУЛКОВА

Новости по теме
34 ребёнка-сироты с начала года получили квартиры в Смоленске
01 июля 2016 533
Всего с 2008 года для сирот было приобретено 180 квартир...
Вдова мечтает о квартире
07 апреля 2010 2782
Александре Михайловне Головиной 83 года, она инвалид II группы, ходит с трудом. Редко выбирается из квартиры в магазин или просто подышать воздухом.
20 июля 2011 1141
Людмила МАСТЫКИНА со своим пятилетним сыном Вадимом живёт в Смоленске, в 1-м Краснофлотском переулке, 13, в небольшой двухкомнатной квартире. Правда, благоустроенной её назвать трудно: свет отключён, холодной воды нет, трубы всё время протекают (работники ЖЭУ-3 просто их заварили). Раковины на кухне нет, труб к ней тоже. С горячей водой ситуация ещё хуже: одна труба есть, но на неё нельзя поставить кран, перекрыть её также нельзя. Людмила нашла резиновый шланг, чтобы горячая вода стекала в раковину в ванной. И, не прекращая ни на минуту, она течёт день и ночь. Когда входишь в квартиру, кажется, что ты попал в баню. Ужасающая сырость и испарения от горячей воды мешают дышать. Жить в таких условиях просто невозможно.
07 июня 2010 2891
Верочке было пять лет, когда она впервые из Сафоновской школы-интерната приехала в гости в семью, не свою, чужую. У Татьяны Фёдоровны и Ивана Петровича Егоровых, которые живут в посёлке Красный, в то время уже было двое сыновей двенадцати и десяти лет. Но где двое детей, там третий лишним не будет – так решили Егоровы. Достаток в доме был и есть.
Квартира для сироты, или Как бабушка-опекун бьётся за права ребёнка
07 сентября 2009 2619
Наша газета уже несколько раз выступала в защиту Елены Уаровны Журавлёвой, которая вот уже почти пять лет пытается отстоять жилищные права ребёнка, имея на то не только права родственные, но и юридические: она является не только бабушкой, но и оформлена ещё и как опекун внука. Однако окончательно ситуация так и не разрешилась. Елене Уаровне 69 лет, а Саше, её внуку, – 15. Когда сын Елены Уаровны и её невестка, родители Саши, стали выпивать, ребёнку было два годика. Елена Уаровна забрала его к себе. Растит она его уже девять лет. Не было бы проблем, жили бы бабушка и внук спокойно в «двушке», но квартира Елены Уаровны приватизирована в двух равных долях: на неё и её сына. И не может Елена Уаровна в своём возрасте не думать, где Саше жить, если, не дай Бог, с ней что случится.
Как в Смоленске получить субсидию на «коммуналку»
27 августа 2012 3889
С 1 июля тарифы на услуги ЖКХ увеличились на 8,25%, с 1 сентября рост их составит в среднем 5,75%. И смоляне с невысокой зарплатой или маленькой пенсией не в состоянии вовремя оплачивать эти услуги. И далеко не все знают, что можно получить жилищную субсидию. О том, как это сделать, рассказала «СГ» начальник отдела жилищно-коммунальных субсидий и льгот департамента по социальному развитию Ирина Федотова

Марина написал

27 апреля 2013 10:16

Вопрос , кроме бабушки, кто прописан еще в квартире? Кому приглянулась жилплощадь ? Это Заднепровский район? Только вчера говорили, о том, что там такое практикуется...под благовидным предлогом недвижимость прибирается к рукам...Информация прошла.

ZOMBI написал

29 апреля 2013 17:41

Вот привет вам от ювеналов. Ребёнка опеределят в нужную семью ,а бабло не малое выделенное на него будут делить с опекой. Президент же сказа что за усыновление теперь будут много платить .вот ЮЮ-шники и засуетились..
"Лови бабло уплывает...."(с)

Масяня написал

26 августа 2013 23:56

А до ЮЮ такого не было?

Ксения написал

28 августа 2013 19:32

Вот это как раз повод обратиться к той самой ювенальной юстиции за защитой прав внучки и бабушки от произвола органов опеки(это разные ведомства). Опекуны-то настоящий киднеппинг устроили, а это статья УК, насколько я помню.
"));