5 декабря 2016 23:35
USD 63,92   EUR 67,77
19 марта 2010 1865

И снова о "Смоленской инициативе"

Инициатива называется "О поимённом увековечении воинов, пропавших без вести в годы великой Отечественной войны".
Сразу после выхода в эфир первой передачи на нашем областном радио, более двух лет назад, я, как руководитель Смоленского областного отделения Международного общественного фонда "Российский фонд мира", которое непосредственно занималось увековечением погибших и пропавших без вести смолян в областной "Книге Памяти", позвонила автору проекта Владимиру Венгржновскому и спросила, в чём суть его инициативы. Он ответил, что надо всех пропавших без вести увековечить, поставив им памятники с указанием фамилий, куда родственники могли бы приехать и положить цветы.
Я тут же высказала свою, иную точку зрения.
Во-первых, все пропавшие без вести наравне с погибшими уже давно увековечены в областной "Книге Памяти". Областное отделение Российского фонда мира занималось этой работой более десяти лет и закончило эту работу в 1999 году.
Во-вторых, на братских могилах, где есть точные списки большинства погибших и захороненных, далеко не всегда указаны фамилии, т.к. кроме них там могут быть захоронены и неизвестные воины.
По вашему, Владимир Валерианович, предложению по номерам воинских подразделений, воевавших на той или иной территории, можно определить пропавших без вести из этих подразделений и установить им символические памятники.
Я сразу сказала, что этого делать нельзя. В таком святом деле не должно быть подтасовки, какими бы гуманными целями это ни диктовалось.
Кроме того, за период войны, особенно в первые её месяцы, около 5 млн. советских воинов были взяты в плен и угнаны в Германию. По официальным данным, изданным группой исследователей под руководством консультанта Военно-мемориального центра ВСРФ генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева, 1 млн. 836 тысяч наших пленных были освобождены и вернулись домой. Около 200 тысяч эмигрировало, остальные сгинули в немецких лагерях. И что, родственников устроит символический памятник в Смоленской, например, области, откуда солдат в составе какой-то части попал в плен? Нет, конечно. Им ведь хочется косточкам родным поклониться.
В-третьих, для всех пропавших без вести в войну есть могила неизвестного солдата и Вечный огонь в каждом регионе. Если на захоронения воинов у нас на Смоленщине возлагаются венки и цветы 9 мая и 25 сентября, то к Вечному огню народ их возлагает ежедневно.
Слушая ваши, Владимир Валерианович, передачи, я видела пользу только в том, что люди имели возможность рассказать о своих родственниках, о трудном времени их детства. Это слышала молодёжь, что тоже неплохо, т.к. из первых уст она узнавала о героическом прошлом того времени. Однако своей инициативой вы посеяли надежду на то, что, обратившись к вам, они получат результативную помощь в розыске своих близких.
К тому же вы в своих передачах допускали такие выражения, как "бездушные командиры отправляли стандартным языком написанные сообщения", "пропавшие без вести – это неучтённые потери в Великой Отечественной войне" и т.д. Я тогда не выдержала и пришла к вам на передачу с противоположной точкой зрения.
О том, что все пропавшие без вести увековечены в областной и всероссийской "Книге Памяти", я неоднократно говорила по радио, писала в "Смоленской газете". Вы же продолжаете называть инициативу "О поимённом увековечении без вести пропавших...", хотя иного поимённого увековечения, как в "Книге Памяти", по-моему, сами не видите.
И, повторяю, работу эту Смоленское областное отделение Международного общественного фонда "Российский фонд мира" закончило в 1999 году. Зная это, вы лукавите в своей статье, где пишете: "Издание "Книг Памяти", в которые с недавнего времени начали заносить и имена без вести пропавших...".
С какого такого "недавнего времени"? После выхода ваших передач что ли? После 28 томов "Книги Памяти" погибших и пропавших без вести смолян издано уже восемь томов "Книги Памяти" мирных жителей и десять томов книги "Солдаты Победы", куда заносятся имена всех смолян, вернувшихся с Победой. И я уверена, что абсолютное большинство из 500 родственников, обратившихся на передачу, нашло своих близких в "Книге Памяти".
Кстати, за два с лишним года еженедельных передач вы, как автор проекта, никогда словом не обмолвились о том, что есть такая областная "Книга Памяти", на издание которой областная Администрация ежегодно выделяла определённые средства, чтобы увековечить каждого погибшего и пропавшего без вести воина Смоленщины.
Сознательно проигнорировав большую работу, проделанную Администрацией области и нашей организацией, вы предлагаете теперь нам вместе работать над вашим проектом. Над чем работать, Владимир Валерианович? То, что можно было сделать по увековечению пропавших без вести, давно сделано. Продолжают эту работу поисковые отряды, которым, кроме перезахоронения, удаётся найти медальоны пропавших без вести.
Другое дело, что по каким-то причинам материалы на кого-нибудь к нам могли не поступить. "Книгу Памяти" погибших и пропавших без вести смолян мы издавали по материалам Подольского архива МОРФ. Если кого-то в "Книге Памяти" не оказалось, надо обратиться в областное отделение Фонда мира по адресу: ул. Большая Советская, д. 5, или ул. Дзержинского, д. 17. Кстати, нет редакции "Книги Памяти", а на ул. Дзержинского работают штатные работники областного отделения фонда мира. По окончании работы над книгой "Солдаты Победы" будет издаваться заключительный дополнительный том, куда будут внесены все, кто по каким-то причинам в своё время в "Книгу Памяти" занесён не был.
Теперь о терминах "погибшие" и "пропавшие без вести". На правительственном уровне они действительно давно приравнены по своему статусу. Именно поэтому их родственники после войны пользовались одинаковыми льготами, и в Книгу Памяти по Постановлению ЦК КПСС заносили и тех, и других.
Есть закон "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества" от 14 января 1993 года. В него вносились поправки 22 августа 2004 года, 1 января 2005 года, 3 ноября 2006 года и 23 июля 2008 года. В нём записано:
Увековечению подлежит память:
...умерших от ран, контузий, увечий или заболеваний, полученных при защите Отечества, независимо от времени наступления указанных последствий, а также пропавших без вести в ходе военных действий, при выполнении других боевых задач или при выполнении служебных обязанностей…
...погибших, умерших в плену, в котором оказались в силу сложившейся боевой обстановки, но не утративших своей чести и достоинства, не изменивших Родине.
Лидия НИКИТИНА, председатель Смоленского областного отделения
Международного общественного фонда "Российский фонд мира"


Они заслужили нашу память


Начиная в 2007 году проект, я не ставил своей целью всеобщую реабилитацию всех, кто попал в списки без вести пропавших. Вызывало горечь то, что тысячи поднятых поисковыми отрядами останков с почестями обретают упокоение на Полях Памяти, как и прежде, неизвестными, безымянными!

Количество идентифицированных по медальонам и иным признакам павших солдат и офицеров было и остаётся ничтожно малым. Ранее мой "оппонент" в дискуссии на страницах "Смоленской газеты" из Ельни В. Громов назвал следующие цифры: за 12 лет поисковый отряд "Гвардеец" извлёк на полях боёв под Ельней более двух тысяч безымянных останков. И только 139 имён удалось восстановить. Такое соотношение поднятых и опознанных солдат сохраняется повсеместно на территории боёв, где ежегодно трудятся молодые патриоты-поисковики.
Как это ни горько осознавать, но практика поисковых работ за четверть века подтверждает, что абсолютное большинство из миллионов без вести пропавших так и уйдёт в вечность безымянными.
И вот на этом факторе я хотел бы более подробно остановиться в нашей дискуссии, в которую втянулись защитники поимённого увековечения павших без вести и сторонники теории, которую высказываете не только вы, Лидия Ефимовна. Ещё три года назад вы уверяли меня, что не стоит заниматься идеей поимённого увековечения павших, поскольку эту задачу уже выполнила издаваемая на Смоленщине и в других регионах России "Книга Памяти": "Все пропавшие без вести наравне с погибшими уже давно увековечены в областной "Книге Памяти". Областное отделение Российского фонда мира занималось этим более десяти лет и закончило эту работу в 1999 году". (!) И вторая, настойчиво повторяемая вами мысль: "Для всех пропавших без вести в войну и неизвестно где захороненных есть могилы неизвестного солдата и Вечный огонь в каждом регионе".
"Книга Памяти" и Вечный огонь - величественные символы, особенно Вечный огонь у могилы неизвестного солдата.
Не хочу, чтобы неправильно была воспринята историческая справка о рождении идеи по увековечению воинского подвига символической могилой неизвестного солдата. Но такова "власть факта". Впервые символический памятник-могила с негасимым огнём появилась в 1920 году в Париже. Позднее итальянский диктатор-фашист Бенито Муссолини построил в Риме величественный беломраморный комплекс, украшенный могилой неизвестного солдата и зажжённым Вечным огнём. В 1967 году в Александровском саду под Кремлёвской стеной в Москве был также зажжён Вечный огонь на могиле неизвестного солдата.
"Книги Памяти" и Вечного огоня на символических могилах во многих регионах и даже посёлках, по вашему мнению, вполне достаточно для увековечения безымянного подвига пропавшего без вести солдата.
Вот с этим постулатом не соглашусь не только я, но и сотни, тех, кто звонит к нам в редакцию программы по проекту "Смоленская инициатива" и присылает письма. Потомкам павших необходимо реально запечатлённое имя их предка. И не только в "Книге Памяти".
Вы пишите с уверенностью, что "родственников не устроит символический памятник в Смоленской, например, области, откуда солдат в составе какой-то части попал в плен. Они могилку найти хотят, им ведь хочется косточкам родным поклониться". Кто же возразит, Лидия Ефимовна, против этого естественного для человека, прежде всего человека православной веры, обычая помянуть ушедшего на его могилке? Но давайте смотреть правде в лицо: из двух тысяч останков опознаны 139. Какая великая радость доставлена матерям и жёнам этих воинов! А что же осталось для внуков и правнуков ещё 1800 найденных и лежащих у Ельни останков? А более 4000 похороненных безымянно на Поле Памяти под Вязьмой? А Богородицкое мемориальное воинское захоронение всё под той же многострадальной Вязьмой?!
Недавно в Москве, в Центральном Доме Союза журналистов России, собрались ветераны журналистики, посвятившие своё творчество военно-патриотической тематике. Как оказалось, во многих регионах страны, особенно там, где проходила линия фронта, поисковые отряды стремятся увековечить и память без вести павших. Мои коллеги-журналисты весьма заинтересовались идеей и технологией, которая предлагается проектом "Смоленская инициатива". После выступления на этой встрече ко мне подходили коллеги, интересовались подробностями. Не обошли вниманием корреспонденты из "регионов войны" и вопрос: как осуществить поимённое увековечение памяти тех, кто 65 лет остаётся безымянным? Это самый сложный вопрос, за который вы, Лидия Ефимовна, не преминули "зацепиться": "По-вашему, Владимир Валерианович, предложению по номерам воинских подразделений, воевавших на той или иной территории, можно определить пропавших без вести (их имена. – Прим. авт.) из этих подразделений воинов и установить им символические памятники.
Я тогда говорила и сейчас думаю, что этого делать нельзя. В таком святом деле не должно быть подтасовки, какими бы гуманными целями это ни диктовалось". Не понял, что вы подразумеваете под словом "подтасовка", но мои коллеги в Москве в ЦДЖ в феврале 2010 года сошлись на единственном и неоспоримом: детям, внукам и правнукам павших безымянно героев важно обозначить их имя. Пусть это будет символическая могила, но максимально приближенная к месту последнего боя солдата. Пусть имя павшего будет высечено на стеле или, как предлагают многие, на поминальном кресте. И это ни в коей мере не умаляет ту огромную работу, которую выполняет ваш коллектив, издающий "Книгу Памяти". Более того, один из активных участников программы по проекту "Смоленская инициатива", священник о. Александр (Александр Константинович Клименков – инициатор создания поля Памяти под Вязьмой) предлагает рядом с перезахороненными без вести павшими, имена которых будут высечены на памятных поминальных крестах, в часовнях и церквях хранить экземпляры "Книги Памяти" с именами этих солдат.
Абсолютное большинство респондентов нашей программы в письмах и звонках по контактному телефону осознаёт, что вероятность найти захоронение останков их близких и идентифицировать имена равна соотношению 1 к 100. И это в лучшем случае… Назвать все имена пропавших без вести не удастся и к 100-летию Победы. А война, как известно, считается не оконченной, "пока не будет похоронен послед¬ний её солдат"… Не остались в живых вдовы погибших и тем более их матери. Возраст детей войны тоже подходит к критическому: дочерям и сыновьям павших перевалило за 70, и они не надеются на чудо - точное место захоронения их отцов не будет найдено…
Не вижу необходимости продолжать нашу дискуссию на страницах "Смоленской газеты". Считаю, что мы пытаемся спорить и доказывать то, что не требует доказательств. Ясно, что тема без вести павших актуальна и требует внимательного и честного к ней отношения. Сегодня, в год 65-летия Великой Победы, и в годы последующие не стоит ограничиваться теми формами увековечения, которые "разрешены официально", - изданием "Книги Памяти" и Вечным огнём на могиле неизвестного солдата. Нужно продолжать важнейшую патриотическую акцию по извлечению останков незахороненных солдат, вносить имена погибших в "Книги Памяти", строить часовни, возводить поминальные кресты. А почему нельзя поискать и другие формы увековечения памяти ?
Почему проект "Смоленская инициатива", который получил одобрение не только у смолян, по вашему мнению, уважаемая Лидия Ефимовна, "не вписывается в концепцию издания "Книги Памяти": "Работу эту Смоленское областное отделение Международного общественного фонда "Российский фонд мира" закончило в 1999 году… И я уверена, что большинство из 500 родственников, обратившихся в вашу передачу, нашли своих близких в "Книге Памяти". Не буду оспаривать и это утверждение, хотя по письмам радиослушателей знаю, что в большинстве случаев они не находят имён своих близких в "Книге Памяти".
А завершить дискуссию с оппонентами проекта "Смоленская инициатива" о поимённом увековечении памяти без вести павших я хочу фрагментом из письма Юрия Познышева из Ершичского района, напечатанного "СГ". Автор анализирует многие причины самого факта появления миллионов БВП, приводит конкретные примеры, рассказывает о судьбе своего деда – Павла Силаевича Тращенкова.
"…Где-то там, под Вороново (Ленинградская обл.), сложил голову и мой дед, как сотни его товарищей, родственники которых через много месяцев получили извещения, что их муж, сын или брат пропал без вести.
Они, безусловно, заслужили, чтобы их имена значились в списке павших на памятных стелах. Но более всего это нужно нам - их потомкам. Солдаты 41-года года отдали за свою родину самое дорогое – жизнь, но в мае 1945 года в числе победителей были и они, грудью остановившие озверелого врага на подступах к нашим столицам. И об их бесценном вкладе в Великую Победу забывать мы не вправе".
Вот этой цитатой внука без вести павшего Юрия Познышева из Ершичского района я и отвечаю вам, уважаемая Лидия Ефимовна.
С уважением Владимир ВЕНГРЖНОВСКИЙ, лауреат премии Союза журналистов России, автор программ и руководитель проекта "Смоленская инициатива", специальный корреспондент РВ ГТРК "Смоленск"


Новости по теме
Сергей Антуфьев написал Дмитрию Медведеву
21 октября 2009 1598
Губернатор просит в законодательном порядке поддержать инициативу смоленских журналистов. "Смоленская газета" неоднократно писала о проекте "Смоленская инициатива" радиожурналиста Владимира Венгржновского о признании воинов, пропавших без вести во время боёв Второй мировой, погибшими на фронте. Инициатива коллеги одобрена и поддержана правлением областной организации Союза журналистов России, Уполномоченным по правам человека в Смоленской области Александром Капустиным.
05 апреля 2010 1552
По поручению ветеранов Великой Отечественной войны общественной организацией "Ветераны военной контрразведки" разработана и с 2009 года в рамках Всероссийской вахты Памяти и по случаю 65-й годовщины Великой Победы реализуется благотворительная программа "Молчаливое эхо войны".
20 января 2010 1911
В \"Смоленской газете\" за субботу было опубликовано письмо Виталия Путилло \"Снова о \"Смоленской инициативе\". Сегодня разговор продолжает Владимир Венгржновский, вот уже два года ведущий на радио ГТРК-\"Смоленск\" акцию по возвращению из небытия имён павших без вести в годы Великой Отечественной войны.
К вопросу о "Смоленской инициативе"
19 февраля 2010 2731
Мы знаем ряд случаев, когда увековеченного в 50-е годы по конкретному воинскому захоронению воина поисковики находят сегодня вместе с медальоном и его личными вещами на месте его последнего боя. Не унижая ветеранов и не оскорбляя памяти павших скажу, что бывает и так, что кто-то из пропавших без вести \"всплывает\" где-то в Европе или за океаном.Я полностью солидарен с мнением Валерия Костюченко (\"Давайте всё-таки внесём ясность\"). Считаю, что писать \"погиб\" о солдате Великой Отечественной можно только зная его судьбу наверняка.
21 сентября 2009 1967
Инициатива известного радиожурналиста Владимира Венгржновского вызвала немалый интерес смолян, которые считают, что можно увековечить поимённо всех погибших в Великой Отечественной войне.
30 августа 2010 2040
25 августа в Ярцеве прошёл День памяти павших в годы Великой Отечественной войны. Накануне в районе завершилась Вахта Памяти, проводимая областным центром «Долг». Вместе с поисковыми отрядами из Ярцева, Смоленска и Сафонова на местах боёв работали отряды из Москвы и Томска.
"));