3 декабря 2016 01:16
USD 64,15   EUR 68,47
18 января 2011 2982

Падение самолёта под Смоленском. Пора поставить точку!

Падение самолёта под Смоленском. Пора поставить точку!
После обнародования окончательного отчёта технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета (МАК) об обстоятельствах авиакатастрофы польского самолёта Ту-154М во множестве СМИ и в Интернете появилась масса откликов на него. Компетентных и, мягко говоря, не очень. От высказываний высокопоставленных лиц (и российских, и польских) и до «измышлизмов» блогеров и участников различных форумов.
Мне это напомнило ситуацию с гибелью первого космонавта Ю.А. Гагарина, когда наряду с материалами официального расследования появилась масса версий катастрофы самолёта УТИ МиГ-15. Вплоть до того, что, дескать, первого космонавта забрали к себе инопланетяне. В большой степени появление различных домыслов в обоих случаях обусловлено огромным резонансом в обществе произошедшего. Это можно понять. Обе эти катастрофы всколыхнули массы людей. До сих пор различные версии гибели Гагарина нет-нет возникают и муссируются в СМИ. Но если в случае с гибелью космонавта появление слухов и домыслов могло быть обусловлено «белыми пятнами» в материалах расследования (в силу засекреченности или других причин), то в случае с польским Ту-154 причины катастрофы выяснены достаточно тщательно очень компетентными инстанциями. Казалось бы, пора поставить точку в вопросе выяснения причин катастрофы. Это не оспаривается почти никем. Вот только некоторые высказывания.
Председатель технической комиссии МАК Алексей Морозов: «Расследование катастрофы завершено, и отчёт является окончательным. Замечания польской стороны приложены к окончательному отчёту полностью и являются его неотъемлемой частью».
Польский премьер-министр Дональд Туск на пресс-конференции 13 января не подверг сомнению выводы МАК, но в то же время посчитал доклад неполным.
Полный доклад МАК или неполный – это ни в коей мере не ставит под сомнение основные выводы о причинах происшествия: в катастрофе повинен экипаж самолёта! Это, кстати, не подвергается сомнению никакими сторонами. А вот какие факторы способствовали этой ошибке экипажа, что повлияло на неправильные действия польских лётчиков? Здесь разговоры стали переходить в политическую плоскость. И здесь можно наговорить всякого: что имеет отношение к происшествию, что не имеет, но могло бы ему способствовать и в какой степени. Тут можно договорится до «мамаева нашествия»… Как уже было озвучено, МАК занимался расследованием лётных обстоятельств катастрофы, но не других (в том числе политических) предпосылок происшествия.
Мне, как лётчику, пролетавшему не один год на аэродроме Смоленск-Северный, знающему лётную работу и сам этот аэродром не понаслышке, уже в первые дни после катастрофы стало ясно: имела место ошибка (или цепь ошибок) экипажа. Что потом подтвердилось выводами МАК. И никакими особенностями аэродрома, его оборудования, работой наземных служб, плохими метеоусловиями нельзя объяснить и оправдать тот кавардак и сплошные нарушения, которыми сопровождались полёт и его подготовка польской стороной.
Начиная с первых полётов братьев Райт в авиации существуют непреложные правила и нормы, написанные, как справедливо говорят авиаторы, кровью. Например, если при заходе на посадку лётчик на определённой высоте (высота принятия решения об уходе на второй круг) не увидел надёжно землю (ВПП, наземные ориентиры), он обязан уйти на второй круг! И никаких «если» и других вариантов быть не может. И неважно, какой аэродром, какие диспетчеры, какие они ведут разговоры-переговоры, какая погода – с высоты 100 метров польский борт должен был уйти на второй круг! Все эти правила (их достаточно много, их знает каждый лётчик, и я не собираюсь их здесь перечислять) были в данном случае нарушены. Особенно при заходе на посадку. Причём в сложных метеоусловиях. Да ещё при посторонних людях в кабине, которые стоят за спиной и «дышат в затылок». Посадка самолёта является самым сложным и опасным элементом полёта. Недаром в лётной среде место от ДПРМ (6 км до взлётно-посадочной полосы) до начала ВПП называют «кровавое пятно». Большей частью в этом месте терпят аварии и катастрофы самолёты, заходящие на посадку, из-за малой скорости, опасной близости земли, невысокой маневренности воздушного судна при выпущенных шасси и закрылках. Всё это накладывает повышенную ответственность на экипаж, особенно пассажирских самолётов, когда за спиной у лётчиков сотня человеческих жизней. И никто не имеет никакого права мешать экипажу выполнять свою работу – ни чиновники, ни главкомы, ни «главные пассажиры» - и никоим образом давить на командира экипажа, который во время полёта является самым большим начальником на борту самолёта. Выше него только Бог. В нашем случае командир экипажа не смог противостоять давлению высокопоставленных чиновников, вопреки всем законам, писаным и неписаным, находящихся в кабине, и авторитету «главного пассажира», который «взбесится», если самолёт не совершит посадку на аэродроме Смоленск-Северный во что бы то ни стало.
О мёртвых не принято говорить плохо. Но плохо ли, хорошо ли – ради объективности надо признать (и все это знают, но из-за пресловутой политкорректности никто не осмеливается говорить), что, скорее всего, сам «главный пассажир» стал виновником собственной гибели, а также своей жены и ещё девяносто четырёх человек в апрельское утро 2010 года. Жертвы катастрофы стали заложниками поставленной президентом Лехом Качиньским задачи экипажу и всем подчинённым о посадке в Смоленске и в результате созданной в кабине самолёта психологической напряжённости, не позволившей экипажу справиться с заходом на посадку. Хотя изначально было ясно: в тумане садиться нельзя. У нас, в авиации, в своё время говорили: «В туман даже вороны не летают».
МАК сделал выводы. Эти выводы обнародованы. Экипаж не справился. А полный доклад МАКа или неполный, это в расследовании причин катастрофы вопрос не принципиальный. А тем более кто виноват – это будут выяснять другие инстанции.
А в вопросе, что произошло под Смоленском в апреле 2010 года и кто загнал в землю Ту-154М польского президента, пора поставить точку.
И хотя полемика в СМИ вокруг этих событий будет продолжаться ещё долго, но это уже область политики или, если хотите, политиканства.

Александр ШКОЛЬНИКОВ, военный лётчик 1-го класса, специальный корреспондент «Смоленской газеты»

Опубликовано в "СГ" 18 января 2011 г. №3 (731)
Новости по теме
"Северный" оборудован всеми необходимыми системами навигации и посадки
13 апреля 2010 1909
Корреспондент «Смоленской газеты», лётчик первого класса Александр Школьников дал интервью польской телекомпании TVN.
К «Северному» претензий нет
21 мая 2010 1181
Пресс-конференция МАКа закрыла разговоры о технической неготовности принимающей стороны. Проверка аэродрома «Северный» к приёму специальных рейсов проводилась трижды!
След генерала
26 мая 2010 1145
Польша подтвердила, что в кабине пилотов самолёта Леха Качиньского в момент катастрофы находился командующий военно-воздушными силами Польши Анджей Бласик
05 мая 2010 1475
Глава МВД Польши поблагодарил МЧС России за работу, проведенную на месте катастрофы самолёта польского президента Леха Качиньского под Смоленском. Как сообщает ИА "Росбалт", на имя министра Сергея Шойгу поступило письмо от министра внутренних дел и администрации Польши Ежи Миллера.
Фрагменты самолёта останутся под Смоленском
11 апреля 2010 1612
По словам министра транспорта Игоря Левитина, фрагменты разбившегося самолёта президента Польши будут находиться на месте катастрофы под Смоленском до среды включительно. Такова просьба специалистов, ведущих расследование.
Туск: скудно – о главном
29 апреля 2010 1138
Премьер-министр Польши Дональд Туск в среду на пресс-конференции в Варшаве так и не рассказал о причинах катастрофы под Смоленском
"));