7 декабря 2016 21:22
USD 63,91   EUR 68,5
28 июля 2009 7304

Расстрелянные женщины Смоленщины

Расстрелянные женщины  Смоленщины
I. Расстрелы в 1918-1921 гг.
Первый известный нам расстрел женщины на Смоленщине пришёлся на дни «красного террора» – 10 сентября 1918 г. в Гжатске местными чекистами без видимых на то причин была приговорена к смерти Клавдия Николаевна Изюмская, арестованная четырьмя днями раньше. О ней известно, что она работала учителем в Гжатске, на момент ареста ей было 47 лет. Из официальной справки Управления ФСБ РФ по Смоленской области усматривается, что К. Изюмская ни в каких политических партиях не состояла, а расстреляна была за распространение контрреволюционной пропаганды.
20 мая 1920 г. Особым отделом ВЧК Западного фронта была арестована двадцатидвухлетняя Казимира (Катаржина) Ивановна (Яновна) Свентиковская (Турчинская, Ковальская, Маевская). На момент ареста она работала в регистрационном отделе штаба Западного фронта в Смоленске (по другим данным – в эвакуационном госпитале сестрой милосердия). 17 октября 1920 г. по решению коллегии особого отдела ВЧК Западного фронта была расстреляна.
София Моисеевна Быковецкая была арестована ОО ВЧК Западного фронта 4 марта 1921 г. Она была членом РКП (б), жила в Смоленске и работала парикмахером. Через четыре месяца после ареста по решению Коллегии ОО ВЧК Западного фронта была расстреляна.

II. Расстрелы в 1937-1938 гг.
1. Повторные аресты граждан.
Удалось установить многочисленные факты, когда отдельные граждане в период с 1921 по 1938 гг. были необоснованно арестованы и осуждены по политическим обвинениям дважды, а то и трижды.
Прасковья Степановна Дмитриева первый раз была арестована 8 июня 1921 г. Смоленской губернской чрезвычайной комиссией и приговорена к одному году ссылки. В 1937 г. Управлением государственной безопасности УНКВД Западной области была арестована во второй раз и через шесть месяцев по решению «тройки» УНКВД Смоленской области расстреляна.
В 1925 г. полномочным представительством ОГПУ Западной области была арестована Эмма Карловна Гельман и особым совещанием ПП ОГПУ Западной области приговорена к трём годам лишения права проживания в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону. В 1937 г. она была повторно арестована особым отделом УНКВД Смоленской области и 13 января 1938 г. расстреляна.
Ульяна Васильевна Москалёва была арестована 28 ноября 1929 г. ПП ОГПУ Западной области и приговорена коллегией ОГПУ к пяти годам исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). В конце 1937 г. 4-м отделом УГБ УНКВД Смоленской области она вновь была арестована и 8 декабря 1937 г. расстреляна.
Екатерина Даниловна Павловская, монахиня Смоленского Вознесенского женского монастыря, была незаконно осуждена 28 мая 1930 г. коллегией ОГПУ на три года ссылки. После отбытия срока наказания Е. Павловская возвратилась в Смоленск. Второй раз она была арестована 4 ноября 1937 г. УГБ УНКВД Смоленской области, а через тридцать пять дней её расстреляли.
По аналогичному сценарию была репрессирована Мария Петровна Лебёдкина: арестована в 1932 г. Демидовским районным отделом ОГПУ как монашка и «тройкой» ПП ОГПУ приговорена к трём годам ссылки. Вернувшись в Демидов,
М. Лебёдкина снова стала прислуживать в церкви, а в 1937 г. была повторно арестована. По решению «тройки» УНКВД Смоленской области 5 ноября 1937 г. расстреляна.
В 1936 г. Элеоноре (Марии) Мельхиоровне Пекарской особым совещанием при НКВД СССР было предъявлено политическое обвинение без применения ареста. Она была отдана под гласный надзор сроком на один год. 15 февраля 1938 г. Э. Пекарская была арестована УГБ УНКВД Смоленской области и через 18 дней расстреляна. По этому же уголовному делу проходила Филиппина Анатольевна (Антоновна) Шпаковская. В 1936 г. особым совещанием при НКВД СССР ей было определено наказание в виде гласного надзора по месту жительства сроком на один год. Вторично она была арестована 17 июля 1938 г. 3-м отделом УГБ УНКВД Смоленской области и 15 октября 1938 г. расстреляна.
Таких дел выявлено несколько. Одно из них – громкое и резонансное дело о «контрреволюционной организации церковников по г. Смоленску», которая «в продолжение ряда лет вела активную контрреволюционную деятельность, направленную против мероприятий партии и советского правительства». Были арестованы и повторно осуждены те, кто отбыл срок наказания по процессам 1929-1930 гг. и возвратился в Западную область, в родные места. Чекисты осудили 31 человека, из которых 17 – на 10 лет ИТЛ, а 14 – к высшей мере наказания. Среди расстрелянных 8 декабря Орловский и Смолен¬ский архиепископ Серафим. Из четырнадцати приговорённых к высшей мере наказания – девять женщин пожилого возраста (все они были расстреляны в один день): Марфа Егоровна Егорова, 64 года; Анна Александровна Чичагова, 65 лет; Пелагея Николаевна Целикова, 66 лет; Прасковья Ульяновна Леоненкова, 67 лет; Александра Фёдоровна Ефремова-Фёдорова, 68 лет; Надежда Михайловна Корхова, 68 лет; Екатерина Даниловна Павловская, 69 лет, и другие.

2. Дела на женщин, расстрелянных по приказу НКВД СССР №00593 – 1937 г.
20 сентября 1937 г. Николаем Ежовым был подписан один из жесточайших приказов НКВД СССР – №00593 «Об операции по репрессированию бывших служащих Китайско-Восточной железной дороги и реэмигрантов Маньчжоу-Го».
В качестве примеров арестов по этой скоротечной чекистской операции нами выявлены расстрельные уголовные дела на Анну Игнатьевну Автухову (Добровольскую), 28 лет; Александра Игнатьевича Автухова, 29 лет; Марию Игнатьевну Автухову, 30 лет; Надежду Игнатьевну Автухову, 34 года. Перечисленные лица, являвшиеся близкими родственниками, родились на Дальнем Востоке, но уже некоторое время жили и работали в Смоленске. С поступлением в Управление НКВД по Смоленской области приказа №00593 были обвинены в шпионаже и немедленно, как того требовал приказ, расстреляны.
Анна Игнатьевна Автухова (Добровольская) на момент ареста работала на швейной фабрике. Была арестована 1 октября 1937 г. 3-м отелом УГБ УНКВД Смоленской области и через месяц расстреляна. Мария Игнатьевна Автухова работала машинисткой в редакции областной комсомольской газеты «Большевистская молодёжь». Была арестована 1 октября 1937 г. 3-м отделом УГБ УНКВД Смоленской области и расстреляна 29 октября 1937 г.
Надежда Игнатьевна Автухова, член ВКП (б), работала зав. секретариатом Западного облисполкома. Была арестована 23 мая 1937 г. 3-м отделом УГБ УНКВД Западной области (ещё до приказа №00593) и 15 октября 1937 г. расстреляна. Вместе с ней в один день был арестован её брат А. Автухов, который также был обвинён в шпионаже в пользу Японии и тоже расстрелян 15 октября 1937 г.

3. Дела на граждан, репрессированных по религиозным основаниям.
В сентябре 1937 г. сотрудники 4 го отдела УГБ УНКВД Смоленской области сфальсифицировали уголовное дело о подпольном монастыре в г. Смоленске, ул. Загорная, д. 38 (район Рачевки), где, как записано в обвинительном заключении, «группировался контрреволюционный кулацкий и активно церковный элемент, имевший связь с духовенством города и проводивший активную контрреволюционную деятельность». Основным фигурантом, главным «участником контрреволюционной группы при вскрытом подпольном монастыре» чекисты сделали Н.Ф. Новикова, старого и больного человека, в последнее время парализованного, которого открыто посещали верующие – бывшие прихожане Троицкого монастыря, где Н. Новиков когда-то служил священником.
В период с 24 сентября по 15 октября 1937 г. сотрудниками УНКВД были арестованы 24 человека. Из числа арестованных было 14 женщин. Две из них, Анна Афанасьевна Дрестрель (Дмитриева) и Прасковья Михайловна Чепикова, проходившие по этому делу, на заседании «тройки» были приговорены к высшей мере наказания с конфискацией лично им принадлежащего имущества и через шесть суток, 27 октября, расстреляны.
15 февраля 1938 г. УГБ УНКВД смоленской области была арестована семидесятидвухлетняя Жозефина Карловна Халецкая, староста смоленского костёла. По решению «тройки» УНКВД Смоленской области через две недели она была расстреляна.

III. Расстрелы во время
Великой Отечественной войны
Анализ фактического содержания Книги памяти позволил нам выявить данные на 37 женщин, расстрелянных в годы Великой Отечественной войны. Ограничимся перечислением в алфавитном порядке жертв государственной безопасности и военных трибуналов этого времени: Елена Альфонсовна Адельсон, 49 лет; Мария Прохоровна Беднягина, 50 лет; Вера Дмитриевна Богданович, 23 года; Пелагея Гавриловна Буянова, 61 год; Анна Степановна Виноградова, 39 лет; Екатерина Ивановна Гришанцева, 38 лет; Мария Ивановна Дмитриевская, 37 лет; Екатерина Ефимовна Жучкова, 52 года; Наталья Алексеевна Иванова, 21 год; Феодосия Васильевна Климова, 44 года; Валентина Петровна Комлова, 22 года; Екатерина Ивановна Кривцова, 18 лет; Тамара Сергеевна Куприянова, 20 лет; Зоя Павловна Куропаткина, 20 лет; Марфа Афанасьевна Лихачёва (Ларченкова), 42 года; Мария Михеевна Михеева, 44 года; Евдокия Ивановна Никитина, 42 года; Ольга Васильевна Новикова, 23 года; Анна Ивановна Осипенкова, 30 лет; Маланья Ивановна Павлова, 54 года; Мария Дмитриевна Павлова, 30 лет; Васса Герасимовна Плешкова, 70 лет; Галина Викторовна Прохоренко, 46 лет; Татьяна Прокофьевна Прохоренко, 28 лет; Серафима Никоноровна Савина-Парчевская, 23 года; Пелагея Ивановна Салина, 28 лет; Александра Александровна Сафронова, 36 лет; Фёкла Фёдоровна Семёнова, 20 лет; Вера Михайловна Скворцова, 22 года; Любовь Кузминична Солдатенкова, 19 лет; Пелагея Сидоровна Федоренкова, 30 лет; Ирина Прокофьевна Филатова, 58 лет; Марта Андреевна Чиглинцева-Зум, 47 лет; Ефросинья Фёдоровна Шевелева, 31 год; Ксения Афанасьевна Шевелева, 62 года; Елизавета Филатьевна Шульженкова, 47 лет; Валентина Александровна Юденич, 21 год; Мария Романовна Яковлева, 33 года; Наталья Дмитриевна Ярцева, 21 год.
Не трудно заметить, что самой молодой из расстрелянных женщин было 18 лет (Е. Кривцова), а самой пожилой – 70 лет (В. Плешкова). Элементарный подсчёт даёт нам и средний возраст 37 расстрелянных женщин – 35-36 лет.

IV. Репрессии партийных работников
Показательна судьба Сарры Шейдлиной, ответственного редактора областной газеты «Рабочий путь» и члена бюро обкома партии. В конце августа 1936 г. решением бюро Западного областного комитета ВКП (б) была снята с должности. 23 июня 1937 г. была арестована по обвинению в участии в право-троцкистской террористической организации, якобы подготовившей и осуществившей убийство С.М. Кирова и в дальнейшем готовившей террористические акты против других руководителей ВКП (б) и советской власти, в проведении активной контрреволюционной работы. Виновной себя не признала, 22 ноября 1937 г. была приговорена к расстрелу.
10 июля 1937 г. 4-м отделом УГБ УНКВД Западной области была арестована Бася Василевская, первый секретарь Заднепровского райкома ВКП (б) г. Смоленска.
Б. Василевская имела партийный стаж с 1916 г. После ареста мужа – Акима Шильмана, бывшего второго секретаря Западного областного комитета партии, Б. Василевская тоже была «снята с работы и исключена из рядов ВКП (б) как пособник врагов народа, проводившая вражескую линию». Расстреляна 22 ноября 1937 г., в одну ночь с С. Шейдлиной.

V. Репрессии по социальному признаку
Более всех среди женщин пострадали служащие – 91 чел. (27,91%). На втором месте крестьянки – 65 чел. (19,94%). Затем следуют: домохозяйки – 49 чел. (15,03%), рабочие – 40 чел. (12,27%) и только потом, на пятом месте – представители интеллигенции – 35 чел. (10,74%).
В 1937-1938 гг. чекистами было сфабриковано уголовное «Дело смоленских писателей». Талантливый аспирант смоленского университета Адриан Македонов был обвинён по этому делу как участник контрреволюционной группы и осуждён. Позднее была репрессирована мать А. Македонова – Екатерина Львовна Македонова – «тройкой» УНКВД по Смоленской области 26 июля 1938 г. она приговорена к расстрелу.

VI. Репрессии по национальному признаку
Среди расстрелянных женщин в большей степени пострадали русские – 136 человек (41,72%), латыши – 108 человек (33,13%), поляки – 39 человек (11,96%), белорусы – 16 человек (4,91%). В списке расстрелянных есть евреи – 8 человек (2,45%), немцы – 8 человек (2,45%), литовцы – 7 человек (2,14%), а также: 1 украинка,
1 эстонка, 1 татарка, 1 армянка.
1. Репрессии граждан латышской национальности.
30 ноября 1937 г. была разослана во все республики, края и области шифротелеграмма НКВД СССР №49990 о проведении операции по репрессированию латышей.
Предлагаем краткий обзор уголовного дела, по которому были арестованы 16 граждан латышской национальности. Семьи латышей входили в состав национального колхоза «Страуме» Кардымовского района. Из 16 приговоренных к расстрелу три женщины достаточно молодого возраста: Вероника Андреевна Зенина, 31 год; Антонина Карловна Саулит, 39 лет; Марта Давидовна Крастынь-Груберт, 40 лет.
В. Зенина работала кассиром в фотоартели «Объединенный труд» в Смоленске. А. Саулит работала в колхозе «Страуме». М. Крастынь-Груберт и её отец, Давид Денисович Крастынь, имели небольшое хозяйство, но в 1930 г. семья была раскулачена, выселена из собственного дома и лишена избирательных прав. Все вынуждены были жить в г. Ярцево, потом вступили в колхоз «Страуме». До ареста Марта Давидовна работала дояркой и одновременно в полеводческой бригаде. 5 декабря 1937 г. М. Крастынь-Груберт была арестована Кардымовским РО УНКВД и почти через полтора месяца, 13 января 1938 г., по решению «тройки» УНКВД Смоленской области расстреляна в один день со своим отцом Д.Д. Крастынь, В. Зениной, А. Саулит.
Женщины, как и другие арестованные по этому делу, обвинялись в участии в латышской контрреволюционной повстанческой националистической организации, вхождении в филиал контрреволюционной группы в латышском колхозе «Страуме».

2. Репрессии граждан польской национальности.
Среди репрессированных граждан польской национальности и уроженцев Польши отметим: Юзефину Антоновну Битно-Шляхто, 44 года; Ванду Игнатьевну Дудко-Дембовскую, 32 года; Надежду Петровну Жернакевич, 42 года; Франциску Казимировну Ивановскую, 61 год; Анну Иосифовну Комашевскую, 54 года; Галину Казимировну Курош-Новицкую, 31 год; Юзефу Богумиловну Курциновскую, 54 года; Станиславу Михайловну Мацкевич-Ковалёву, 37 лет; Каролину Яновну Радзевич, 36 лет; Людвигу Владиславовну Филиппович-Иотко, 50 лет; Янину Болеславовну Христофорову, 39 лет; Еву Казимировну Язвинскую-Филиппович, 43 года; Ванду Иосифовну Яшункевич-Вислоух, 49 лет.

VII. О возрасте репрессированных
Возраст женщин определялся нами по дате их казни. Можно говорить об отсутствии какой-либо определённой системы при принятии решения об аресте того или иного человека. Репрессированные женщины были самого разного возраста: 17-19 лет – 3 человека (0,92%); 20-29 лет – 40 человек (12,27%); 30-39 лет – 104 человек (31,90%); 40-49 лет – 100 человек (30,67%); 50-59 лет – 49 человек (15,03%); 60-69 лет – 23 человека (7,05%); 70-72 года – 3 человека (0,92%). В отношении четырёх человек данные пока не выявлены.
Самыми молодыми из расстрелянных женщин являлись: Лидия Дмитриевна Апрелева, 17 лет; Екатерина Ивановна Кривцова, 18 лет; Любовь Кузминична Солдатенкова, 19 лет.
Самыми пожилыми из расстрелянных женщин значатся: Васса Герасимовна Плешкова, 70 лет; Филиппина Анатольевна Шпаковская, 70 лет; Жозефина Карловна Халецкая, 72 года.
Средний возраст 322 расстрелянных женщин составил 42 года (возраст четырёх женщин не определён).

VIII. Семья и репрессии
Во многих семьях были расстреляны или пострадали от других видов репрессий близкие родственники, часто – представители двух поколений.
Мать и дочь:
- Галина Васильевна Апрелева, 39 лет, расстреляна 15 октября 1937 г., и Лидия Дмитриевна Апрелева, 17 лет, расстреляна 15 октября 1937 г.
- Ксения Афанасьевна Шевелева, 62 года, расстреляна в 1942 г., и Ефросинья Фёдоровна Шевелева, 31 год, расстреляна в 1942 г.
Мать и сын:
- Анна Степановна Адорская, 49 лет, расстреляна 14 ноября 1937 г., и Григорий Лукич Адорский, 24 года, расстрелян 16 октября 1937 г.
Отец и дочь:
- Иосиф Васильевич Богомолов, 63 года, расстрелян 14 ноября 1937 г., и Екатерина Иосифовна Богомолова, 25 лет, расстреляна 14 ноября 1937 г.
- Николай Иннокентьевич Власов, 57 лет, расстрелян 11 января 1938 г., и Татьяна Николаевна Власова-Комиссарова, 23 года, расстреляна 11 января 1938 г.
- Давид Денисович Крастынь, 78 лет, расстрелян 13 января 1938 г., и Марта Давидовна Крастынь-Груберт, 40 лет, расстреляна 13 января 1938 г.
- Пётр Петрович Лигер, 59 лет, расстрелян 9 февраля 1938 г., и Паулина Петровна Лигер, 38 лет, расстреляна 9 февраля 1938 г.
- Василий Анисимович Чернявский, 60 лет, расстрелян 20 ноября 1937 г., и Елена Васильевна Чернявская (Тимошина), 28 лет, расстреляна 20 ноября 1937 г.
Сестра и брат:
- Аннита Германовна Бенсон,
41 год, расстреляна 2 ноября 1938 г., и Владимир Германович Бенсон, 33 года, расстрелян 15 ноября 1938 г.
- Марианна Петровна Озолина-Прохорова, 32 года, расстреляна 13 февраля 1938 г., и Николай Петрович Озолин, 35 лет, расстрелян 11 февраля 1938 г.
Сёстры:
- Вероника Андреевна Зенина, 31 год, расстреляна 13 января 1938 г., и Елизавета Андреевна Зенина, 38 лет, расстреляна 11 января 1938 г.
- Ева Антоновна Дарьян-Карлисон, 50 лет, расстреляна 11 февраля 1938 г., и Мария Антоновна Дарьян-Купче, 36 лет, расстреляна 26 января 1938 г. (очень вероятно, родные сёстры).
- Мария Ивановна Кригер, 30 лет, расстреляна 3 марта 1938 г., и Полина Ивановна Кригер, 34 года, расстреляна 16 января 1938 г.
Жена, муж и его родной брат:
- Елизавета Карловна Бернштейн, 36 лет, расстреляна 19 января 1938 г., Иван Фрицевич Бернштейн, 42 года, расстрелян 19 января 1938 г., и Генрих Фрицевич Бернштейн, 35 лет, расстрелян 19 января 1938 г.
Жена и муж:
- Татьяна Константиновна Вашкевич, 35 лет, расстреляна 5 октября 1937 г., и Николай Яковлевич Вашкевич, 46 лет, расстрелян 21 сентября 1937 г.
- Луция Ивановна Версан, 50 лет, расстреляна 16 апреля 1938 г., и Пётр Романович Версан, 51 год, расстрелян 16 апреля 1938 г.
- Анна Семёновна Жарская, 38 лет, расстреляна 25 декабря 1937 г., и Иван Устинович Жарский, 34 года, расстрелян 25 декабря 1937 г. (скорее всего, жена и муж).
- Надежда Петровна Жернакевич, 42 года, расстреляна 9 октября 1937 г., и Иван Фомич Жернакевич, 52 года, расстрелян 9 октября 1937 г. (скорее всего, жена и муж).
- Клавдия Осиповна Ковзель, 33 года, расстреляна 16 января 1938 г., и Павел Семёнович Ковзель, 33 года, расстрелян 16 января 1938 г.
- Мелания Ивановна Латвер, 38 лет, расстреляна 9 февраля 1938 г., и Жан Эдуардович Латвер, 45 лет, расстрелян 15 февраля 1938 г.
- Софья Игнатьевна Ломановская-Машко, 37 лет, расстреляна 5 октября 1937 г., и Сергей Илларионович Ломановский, 35 лет, расстрелян 5 октября 1937 г.
- Ефросиния Григорьевна Нестерович, 31 год, расстреляна 17 декабря 1937 г., и Владимир Ануфриевич Нестерович, 27 лет, расстрелян 28 ноября 1937 г. (возможно, родственники).
- Елена Рудольфовна Озолина, 32 года, расстреляна 26 января 1938 г., и Иван Иванович Озолин, 33 года, расстрелян 26 января 1938 г.
- Каролина Яновна Радзевич, 36 лет, расстреляна 23 сентября 1937 г., и Степан Евсеевич Радзевич, 40 лет, расстрелян 23 сентября 1937 г.
- Евгения Дмитриевна Редкова, 58 лет, расстреляна 10 января 1938 г., и Александр Никитич Редков,
67 лет, расстрелян 10 января 1938 г.
- Мария Михайловна Рурина, 50 лет, расстреляна 19 января 1938 г., и Иван Адамович Рурин, 53 года, расстрелян 19 января 1938 г.
- Ульяна Семёновна Рыжова, 44 года, расстреляна 1 февраля 1938 г., и Зиновий Никитич Рыжов, 50 лет, расстрелян 1 февраля 1938 г.
- Лидия Фёдоровна Ужан, 41 год, расстреляна 3 февраля 1938 г., и Александр Антонович Ужан, 38 лет, расстрелян 3 февраля 1938 г. (вероятнее всего, жена и муж).
- Мария Фёдоровна Фёдорова, 42 года, расстреляна 8 февраля 1938 г., и Константин Егорович Фёдоров, 50 лет, расстрелян 8 февраля 1938 г.
- Надежда Павловна Шабловская, 39 лет, расстреляна 2 ноября 1938 г., и Иосиф Владимирович Шабловский, 40 лет, расстрелян
19 ноября 1938 г.
- Зинаида Ивановна Ярыгина,
44 года, расстреляна 2 января 1938 г., и Николай Ефимович Ярыгин,
41 год, расстрелян 2 января 1938 г.
Племянница, дядя и два его сына:
- Ядвига Николаевна Чуевская-Круглик, 25 лет, расстреляна 27 сентября 1937 г., Климентий Гаврилович Чуевский, 61 год, расстрелян 27 сентября 1937 г., Иван Клементьевич (так в книге) Чуевский, 26 лет, расстрелян 27 сентября 1937 г., и Павел Климентьевич Чуевский, 31 год, расстрелян 27 сентября 1937 г.
Николай Илькевич, главный редактор журнала «Годы» Оксана Вуйчик, внештатный корреспондент журнала «Годы»


Новости по теме
Смоленская полиция отмечает 97-летие
19 февраля 2015 620
19 февраля 1918 года смоленская милиция перешла в подчинение областного Совета Западной области, центром которой был Смоленск…
1937-й. Дымящийся кусок истории
24 марта 2010 1256
В середине марта в мемориальном комплексе \"Катынь\" открылась новая экспозиция – \"1937 год в стране победившего социализма. Из истории советской Смоленщины\". Предпринята попытка – на наш взгляд, очень удачная – показать всю многомерность этой страшной даты в истории страны и нашего народа: без истерик, с чувством скорби и достоинства.
12 октября 2009 2148
На границе Рославльского и Шумячского районов состоялась церемония открытия первого на Смоленщине памятника жертвам политических репрессий 1929-1937 годов
Первый Герой Советского Союза
26 февраля 2010 10279
В разное время более 260 смолян были удостоены высшей степени отличия – звания Героя Советского Союза. В основном за подвиги на полях сражений Великой Отечественной войны. Были среди них пехотицы, танкисты, артиллеристы. Более шестидесяти из них – лётчики, в том числе лётчики А.И. Колдунов и В.Д. Лавриненков удостоены этого звания дважды.
11 января 2011 2544
Находиться он будет в мемориальном комплексе «Катынь». На состоявшемся заседании комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий утверждена концепция для будущего памятника. Заседание провёл депутат областной Думы Лев Платонов.На территории нынешней Смоленской области расстрелянных хоронили в основном в четырёх местах – в Велижском районе, на Тихвинском и Братском кладбищах в Смоленске и в печально известном Катынском лесу. Чётко определить, где похоронен тот или иной гражданин, невозможно. Комиссией принято принципиальное решение сделать будущий памятник в мемориале «Катынь» единым для всех погибших. Предполагается, что каждому казнённому будет посвящена именная табличка или отдельная запись на стеле, с указанием дат жизни и рода деятельности. Вместе с тем даже сейчас окончательных списков жертв не существует – они уточняются, и в этом деле есть объективные трудности >>>

влад написал

14 октября 2012 21:02

В 1929-37гг. Запобком ВКП(б) возглавлял Румянцев Иван Петрович,расстрелянный в 1937г. У него были сын Александр и дочь Нина. Вроде бы сын в это время служил в армии,а дочь училась в Ленинграде. Хотелось бы узнать об их участи после ареста отца. Ракитова Майя в своей книге "Две победы моей матери" пишет со слов своего брата Лёни:"...жена и дочери Уборевича,дочь Румянцева-попали в тюрьму, а сын Шура был расстрелян". Соответствуют ли эти воспоминания сына председателя Запоблисполкома Ракитова Г.Д. действительности? Заранее благодарен
"));