5 декабря 2016 13:32
USD 64,15   EUR 68,47
25 сентября 2011 1491

"Дошёл. Максименков": от Соловьёвой переправы до Берлина

"Дошёл. Максименков": от Соловьёвой переправы до Берлина

Когда он узнал, что Знамя Победы над поверженным рейхстагом водрузили смолянин Михаил Егоров и грузин Мелитон Кантария, не смог сдержать эмоций. Пришёл к командиру свой части и попросил отпустить его хотя бы на несколько часов повидаться со своим земляком. Алексей Максименков оставил память о своём пребывании в Берлине, когда на колоннах рейхстага куском асбеста написал «Дошёл. Максименков». И провёл жирную прямую линию под этими двумя словами. Так солдат Максименков завершил Великую Отечественную войну, которую начал семнадцатилетним пареньком.
Свой автограф Алексей Антонович не раз видел по телевизору в кадрах военной кинохроники. Сначала не поверил, не обознался ли? Но когда оператор в очередной раз крупным планом показал колонну рейхстага и его надпись, убедился: это его почерк.

– А с Мишей Егоровым мы всё-таки встретились в Берлине, – вспоминает А.А. Максименков. – Не обошлось и без фронтовых ста граммов. Нам было что вспомнить, ведь я жил в Красном Бору, а до Рудни от него меньше 50 километров, считай, очень близкими земляками оказались. Когда я в 1962 году поселился в Рудне, первым делом разыскал Михаила Алексеевича. И мы дружили до самой его трагической гибели. Иногда заглядывали в местный ресторанчик, это бывало в День Победы или в праздник освобождения Смоленщины от немецко-фашистских захватчиков. Поминали погибших товарищей, поднимали тост за здоровье живых. Светлый был человек Егоров…
В глазах Максименкова застыла грусть от потери боевого друга. Прошло около сорока лет с тех пор, а в сердце сидит боль. Как остались в теле осколки от миномётных снарядов, которыми фашисты нашпиговали Алексея Антоновича.
В июне 1941 года выпускник Красноборской школы Максименков с одноклассниками отмечал выпускной вечер. Пришёлся он на 21 июня. Никто и подумать не мог, что через считанные часы начнётся война. Пары кружились в вальсе, мальчики признавались в любви девочкам, и никто не знал, что их мечтам не суждено сбыться.
– Я и мои друзья грезили профессией лётчика, – говорит Алексей Антонович. – Но когда в полдень 22 июня услышали по радио о том, что началась война, забыли о своих планах. Пришли в райвоенкомат и попросились в армию. Нам было по 17 лет, и военком сказал строго: «Рано вам, мальчишки, идти под пули. Для начала стройте заграждения». Мой отец на пятый день войны уже был призван в армию, а я с лопатой в руках копал противотанковые рвы. Фашисты уже наступали на Смоленск. Велись кровопролитные бои. Нам, семнадцатилетним пацанам, выдали военное обмундирование и отправили на Соловьёву переправу принимать боевое крещение.
О боях в Кардымовском районе Алексей Антонович вспоминает со слезами на глазах. Узнав, что он до армии всерьёз занимался стрелковым спортом, командир роты выдал ему пулемёт «максим». Тяжёлый был, вспоминает Максименков, носить приходилось на плече. Но по фрицам стрелял отменно. Спустя 70 лет Алексей Антонович очень переживает, что там, на Соловьёвой переправе, не встретился с отцом, тот командовал батальоном пехоты. Антон Николаевич Максименков только через восемь лет узнал, что его сын отражал атаки гитлеровцев буквально в 300 метрах от его батальона на Соловьёвой переправе.
– После Победы мы встретились с отцом в 1949 году. Он получил четыре ранения. Естественно, это сказалось на его здоровье. Сколько переживаний выпало на его долю! Ведь я и мои сёстры Вера и Валентина были на войне. В том же году отца не стало.
Соловьёву переправу Алексей Максименков вспоминает неохотно. И его можно понять. Каково было парнишке пережить отступление наших войск, смотреть на Днепр, который был красным от крови защитников Смоленщины!
Затем были бои за Дорогобуж, Вязьму, Угру. В Вяземском котле в октябре 41-го уцелели немногие из сверстников Максименкова. Алексею Антоновичу чудом удалось выжить. Потом его направили в офицерское училище в город Уральск. Фашисты вплотную подошли к Москве. Советские войска нуждались в пополнении. Выпуск старшего сержанта Максименкова получился досрочным. На станции Елец, выйдя из эшелона, он принял командование миномётным расчётом. О боях на том участке фронта он говорит: «Помогали пехоте – били фашистов».
Зима в 1941-м была очень снежной, боеприпасы доставляли с перебоями, и часто бывало, что наши солдаты ходили в штыковую атаку. По словам Алексея Антоновича, немцы боялись русского штыка. В одном из боёв Максименков получил ранение в плечо. Вылечившись, был направлен на Курско-Орловскую дугу командиром танка Т-34. Жизнь танкистов в тех кровопролитных боях во многом зависела от действий командира боевой машины. Чтобы не быть подбитым, требовались сноровка и мастерство. Экипаж Максименкова под Прохоровкой подбил шесть немецких танков. Его Т-34 практически не пострадал, но сам он получил ранение. О тех боях ему напоминает фотография: круглолицый мальчишка в танкистском шлеме. На обороте подпись: «Участник боёв под Прохоровкой, август 1943 г. Командир танка Т-34». Эту фотографию сделал земляк танкиста, корреспондент газеты «Красная звезда» родом из Рославля. В большой статье о танковом сражении рассказывалось и об экипаже Максименкова. Вырезку из газеты он потом отослал маме, а она никак не могла узнать в том танкисте своего сына и долго сомневалась: Алёша ли это?
После сражения под Прохоровкой Максименкову присвоили звание лейтенанта. Выписавшись из госпиталя, он снова попал в свою часть, но уже в разведку. Неоднократно захватывал «языков». Одна из таких операций запомнилась ему на всю жизнь. На лесной дороге в глухом месте устроили засаду. Стояла задача захватить немецкого офицера. Разведчики пропустили первую машину с охраной, а вторую обстреляли. Удалось пленить начальника штаба одного из немецких подразделений – подполковника. Его вместе с двумя солдатами охраны доставили в расположение части. Когда немцы спохватились и стали прочёсывать лес с собаками, разведчики уже успели уйти на свою территорию. За эту операцию Алексей Антонович был награждён орденом Красного Знамени.
– Однажды взяли в плен немца невысокого чина – ефрейтора, – говорит Максименков. – Но зато служил он денщиком у генерала. Получили от него достоверную и ценную информацию.
Командир отделения разведчиков Максименков, несмотря на молодой возраст, своих разведчиков берёг, и они его не подводили. Из пехоты к нему в разведку был зачислен боец, хорошо знавший немецкий язык. На территории врага в форме немецкого солдата он добывал информацию.
Однажды мать Максименкова Агафья Анисимовна получила сообщение, что её сын пропал без вести. Разведчики вовремя не вернулись с задания, и писарь поспешил сообщить о судьбе Алексея. Мать в то время находилась в эвакуации в Башкирии с дочерьми и сыном. Не успели оплакать сына, как от него пришло письмо. Мать не поверила, считая, что письмо где-то задержалось в пути. И только когда из военкомата подтвердили, что её Лёша жив, вся семья вздохнула с облегчением.
В боях под Прохоровкой Алексей Антонович не знал, не гадал, что с этими местами он будет связан на всю жизнь. В одной из глухих деревень он познакомился с Марией, которая родом из Орловской области. Их роман длился тринадцать лет, и только в 1954 году состоялась свадьба. Родились два сына – Слава и Володя. Сейчас у Алексея Антоновича и Марии Васильевны два внука и две правнучки.
У Максименкова много боевых наград. Первую медаль «За отвагу» он получил в боях на Курско-Орловской дуге. Вторую – за форсирование реки Буг. За освобождение одной из белорусских деревень был удостоен ордена Славы. За форсирование реки Одер Алексей Антонович был представлен к ордену Красной Звезды, который он получил только в 1954 году, когда работал в Пржевальском. Во время войны награда где-то затерялась, но спустя годы всё-таки нашла своего героя.
Войну Максименков закончил в гвардейской части командиром взвода противотанковой артиллерии. Домой Алексей Антонович вернулся только в 1949 году. Семья жила в землянке. Алексей поступил на стройку, начинал подсобным рабочим, выучился на каменщика, работал бригадиром. Участвовал в восстановлении Смоленского железнодорожного вокзала. От строительной организации получил квартиру. А затем его судьба круто изменилась – призвали служить в органы госбезопасности. Работал в Холм-Жирковском, Краснинском, Кардымовском районах, Пржевальском. В 1962 году с семьёй переехал в Рудню. Последние годы до ухода на заслуженный отдых работал на руднянском льнозаводе. Сейчас он один из самых активных ветеранов в Рудне, который по первому приглашению посещает местную школу, проводит большую работу по военно-патриотическому воспитанию молодёжи.
Вот такой солдат Победы живёт в Рудне. Несмотря на то, что ему уже 87 лет, Алексей Антонович большое внимание уделяет ведению домашнего хозяйства, сам скашивает траву возле дома.
– Отношение к нам, ветеранам, со стороны главы нашего района Юрия Ивановича Ивашкина очень хорошее. На праздники дарят подарки, приглашают на различные мероприятия, – говорит А.А. Максименков. – Живу в обычном деревянном доме почти 50 лет, слышал, что фронтовикам обещано улучшение жилищных условий. Но на себе пока это не ощущаю. Никаких машин для ветеранов войны, которые должны были предоставляться бесплатно, пока не получал. Но не это главное. Жизнь прожил не зря, горжусь своими сыновьями, внуками и правнуками. А ещё благодарен судьбе, что в любви и согласии с супругой Марией Васильевной прожил почти 60 лет...
"Дошёл. Максименков": от Соловьёвой переправы до Берлина


Александр ШИЛКИН, фото Виктора ПОЯРКОВА.

Опубликовано в "СГ" 24 сентября 2011 г. №106 (834)
Новости по теме
Смоленские милиционеры, избившие бывшего омоновца, получили условный срок
19 марта 2012 4436
В ночь с 29 на 30 января 2011 года во дворе собственного дома №2 по ул. Нахимова в Смоленске был жестоко избит Сергей Максименков (на снимке), в прошлом сотрудник подразделения специального назначения МВД РФ, участник чеченских кампаний. Неизвестно чем закончилась бы история с история с избиением Максименкова, если бы к ней не привлекли внимание блогеры, которые буквально отслеживали эту ситуацию. 19 марта судья Ленинского районного суда г. Смоленска Наталья Клименко в течение полутора часов оглашала приговор по этому делу. Обвиняемые сотрудники милиции Максим Сердюков и Вячеслав Егоров находились во время процесса под подпиской о невыезде и несли службу уже в полиции, успешно пройдя аттестацию. А пострадавший Сергей Максименков несколько месяцев лечился в больнице – у него оказался сложный перелом голени в двух местах, ему сделали операцию, но сейчас он ходит со штырём в ноге и ему предстоит ещё, возможно, не одна операция...
Алый свой флаг вознесли над Берлином
06 мая 2013 1847
В этом году 5 мая Герою Советского Союза, нашему земляку, водрузившему знамя Победы над Рейхстагом, Михаилу Егорову исполнилось бы 90 лет
От рядового до полковника
23 февраля 2015 762
Такой путь прошёл смолянин, узник фашистских концлагерей, партизан Великой Отечественной, кадровый офицер Советской армии…
Свой против своих
10 сентября 2012 2230
Исследования иркутских историков дали неожиданный результат: герой Смоленского сражения генерал Антон Антонович Скалон, расстрелянный по приказу Бонапарта, был... французом
Автограф для правнуков
22 марта 2010 2328
В семьях фронтовиков бережно хранят фотографии, письма военных лет. Это поистине бесценные документы, раскрывающие подробности важных событий. Мы признательны Татьяне и Екатерине Бахметовым, которые принесли в редакцию тетрадь воспоминаний Анатолия Алексеевича Бахметова. В его заметках подробно говорится о боях под Ельней, в которых он участвовал.
Вспоминая войну…
14 апреля 2010 1510
Война для шестнадцатилетнего комсомольца Сергея Козлова началась с рытья противотанковых рвов в Бельском районе. Вместе с ним на оборонных работах были комсомольцы из Бельского, Сычёвского и Батуринского районов Смоленщины.
"));