10 декабря 2016 07:57
USD 63,3   EUR 67,21
11 августа 2009 2649

Доброе имя отца

Доброе имя отца

Ровно десять лет назад не стало Ларса Айрумова, директора совхоза «Миловидово». Случилось это в день его рождения: ожидая к праздничному столу сына, он пошёл через дорогу в магазин за хлебом, и его сбила машина. Приехала «скорая», но спасти Ларса Петровича не удалось. Хоронили его всей округой, люди собрались со всех окрестных деревень. Гроб несли на руках от дома в деревне Станички, где он жил, до Миловидова - центральной усадьбы совхоза, чтобы все могли проститься со своим директором. А потом ещё два километра до кладбища.
Вся дорога была усыпана цветами и лапником.
Директором совхоза «Миловидово» Ларс Айрумов стал в 1985 году. Перед этим самый молодой в области кандидат сельскохозяйственных наук работал заместителем директора по науке Смоленского филиала Всесоюзного института удобрений и агропочвоведения им. Д.Н. Прянишникова, располагавшегося в поселке Ольша. На трудную крестьянскую стезю он ступил ещё смолоду: окончил Азербайджанский сельскохозяйственный институт, затем аспирантуру при Тимирязевской академии и защитил в 1973 году диссертацию на соискание учёной степени кандидата наук.
В «Миловидове» Ларс Айрумов сразу же занялся наведением дисциплины в хозяйстве, благоустройством села. Первое не всем понравилось. Однажды, улучив момент, к нему подошли трое не в меру ретивых: «Решил, что ты здесь самый умный?» Нисколько не тушуясь, директор отвел их в сторону, подальше от людских глаз. Там выяснилось, что он не только «самый умный», но ещё и мастер спорта по боксу. Больше никаких попыток физических разборок с ним никто не предпринимал. Тем более что вскоре все поняли: не для себя директор старается. Особенно после того, как была заасфальтирована и благоустроена территория фермы. Жил, как истинный крестьянин, не в областном центре, а в деревне Станички, в самом совхозе, вставал рано, домой приезжал поздно.
- Сколько помню, он всегда в поле с механизаторами или на ферме с доярками, - вспоминает его сын Пётр. - Вечером дома, бывало, сидит-сидит и не выдерживает: «Съезжу-ка я на вечернюю дойку». Доярки и полеводы его любили.
А кто из смолян не помнит миловидовские сады! Чистые, ухоженные. Тоже много недовольных было: директор набрал, мол, своих для охраны с собаками, не залезешь за дармовыми яблочками, как бывало. Зато этих самых яблок, своих, без всякой химии, до нового урожая всем хватало. А из питомника сортовые ягодные кусты и фруктовые саженцы расходились по всем окрестным деревням и дачным кооперативам.
- Когда отца назначили директором совхоза, я учился в Ленинграде в военном училище и после окончания второго курса приехал к нему на побывку, - рассказывает Пётр. - Он повёз меня по всем окрестностям: с гордостью показал поля и фермы, леса и пруды, старый парк в селе Рай. Особо остановился у церкви: «Посмотри, какую красоту построил дворянин. Вот бы восстановить этот храм!»
В 1985 году директор совхоза «Миловидово» Ларс Петрович Айрумов и тогдашний председатель исполкома сельского Совета Алексей Алексеевич Кузнецов пригласили в село Рай митрополита Смоленского и Калинин¬градского Кирилла. Владыка приехал, вошел в Казанскую церковь, поднял голову к куполу и сказал: «Благословляю восстановление этого храма». Откуда-то сразу набежали бабки, народу для совсем обезлюдевшего вроде села набилось в храме невиданно!
В 1989 году совхоз заказал проект восстановления церкви. В 1991 году проект был готов, но великая держава к тому времени уже развалилась, в стране многое изменилось. Совхоз поставили на колени: прекратили финансирование и поставки ГСМ. За проект же запросили 40 тысяч долларов – сумму несусветно огромную. Увы, мысль о реставрации церкви пришлось оставить.
В начале 90-х Ларс Петрович был вынужден уйти из совхоза: не понравился начальнику областного управления сельского хозяйства отставному генерал-лейтенанту В.С. Краеву. Краев был в числе друзей Егора Гайдара, творца рыночного преобразования России, завершившегося дефолтом. Чувствовал генерал себя в областной Администрации более чем уверенно. Приехав в Миловидово, сразу же задал директору совхоза вопрос:
- Почему не продаёте холодильник?
Ларс Петрович ответил:
- Зачем же нам его продавать? Это совхозная собственность. Мы его для себя строили.
- А почему не хотите цех по переработке плодов продать?
- Он тоже нам самим нужен.
- А вы разве не знаете, что сейчас везде приватизация идёт?
Приватизация действительно шла по всей стране, но та, которую потом окрестили «прихватизацией».
Кончилось тем, что Ларс Петрович заявил:
- Пока я директор совхоза, ничего продавать не буду.
Естественно, генерал пришёл в ярость, и под директора совхоза стали «копать». Ларс Петрович понял, что всемогущие чиновники всё равно ему житья не дадут, и, пока суть да дело, акционировал совхоз. Все работники совхоза получили свои паи, только земельного надела по 6 гектаров. Ларс Петрович тоже взял свой пай прямо в чистом поле и вышел из совхоза.
- Отец фактически всех работников совхоза сделал миллионерами, ведь часть миловидовских земель входила в городскую черту, - говорит Петр. – И если этой землёй правильно распорядиться… Многие люди ему по сей день благодарны за то, что не дал тогда разорить совхоз и пустить людей по миру.
Здесь следует сказать, что окрестности села Рай претендуют сейчас на статус смоленской «Рублёвки» - цена сотки земли достигает здесь 50 тысяч рублей. Сам же Пётр Айрумов получил в наследство куда большее богатство, чем совхозный пай, – отец оставил ему своё доброе имя.
- Он мне и после смерти помогает. Имя его помогает. Отец мне очень многое дал, - говорит Пётр. – Сам он большую жизненную школу прошел. «Мы, дети войны, - говорил он, – играли в карты, могли стащить что-нибудь по мелочи, подраться. Но никогда не добивали упавшего на землю, не били ногами, не ходили впятером на одного». Он учил меня: «Никогда сильный не должен бить слабого» и «Если ты дал слово, ты должен держать его».
В те смутные времена, когда всё разваливалось и деньги были совсем другими, кто-то прознал, что у отца в гараже есть ящики с вином (тогда - большим дефицитом). К отцу приехали и договорились купить всё оптом. Не было никакой предоплаты, только сказали: «Мы забираем все, приедем через час». Отец открыл ворота, мы стоим с ним на крылечке, и вдруг подъезжает «Мерседес». Выходит директор Заднепровского рынка, здоровается: «Ларс Петрович, говорят, у тебя вино есть? Я покупаю». Отец говорит: «Знаешь, я полчаса назад его продал, сейчас приедут, заберут». - «А ты за сколько его продал?» Отец назвал цену. «Я у тебя втрое дороже заберу!» Отец в ответ: «Как же ты заберёшь, если я уже продал его?» Директор стоит, недоумевает: «Но вино-то ещё здесь?» - «Здесь». - «Тогда, в чём же дело?» Я тоже говорю: «Пап, ты что, отдай!» Он мне жёстко: «Помолчи пока». Гость снова: «Что-то я тебя не понимаю, Ларс Петрович!» Отец ему в ответ: «Я ведь уже слово своё дал, а оно дороже денег. Вот представь: я бы тебе пообещал, а кто-то приехал и перекупил бы не втрое, а впятеро. Что бы ты обо мне сказал?» Директор подумал: «Всё, Ларс Петрович, понял! Извини. Уважаю!» И уехал.
Я тогда такой урок получил! Отец сказал мне: «Запомни! У тебя может не быть денег, вообще ничего, кроме проблем, но если у тебя есть слово, которому верят, – у тебя будет всё!»
Многие могут сказать, что Ларс Айрумов был хорошим коммерсантом, но немногие знают, какую неоценимую помощь он оказывал своим соотечественникам. Сам Ларс Петрович родом из Гянджи, города, в советском Азербайджане носившего название Кировабад. Айрумами азербайджанцы называли армян-изгнанников, покидавших территорию своего древнего христианского государства под давлением персов, а затем турок-османов, селившихся в чужих каменистых долинах. Сын Айрумовых - Пётр - родился уже в Степанакерте, в Нагорном Карабахе, где молодые супруги Ларс и Алла Айрумовы работали по распределению после окончания института.
Когда в конце 80-х, перед самым распадом Советского Союза, в стране вспыхнула межнациональная рознь, Ларс Айрумов принял большую группу армян, бежавших в Россию после кровавых событий в Сумгаите. Потерявшим буквально всё людям он предоставил кров и работу в сов¬хозе «Миловидово», обращался с просьбой помочь беженцам к своим коллегам – директорам сов¬хозов. И сейчас многие из этих людей живут и работают в Миловидове, Рае, Пригорье и других соседних населенных пунктах. Подрастает уже целое поколение маленьких армян, родившихся на Смоленщине. У самого Ларса Петровича в Смоленске родились дочери Надежда и Анна и сын Петра - внук Саша.
Смерть отца Пётр Айрумов переживал очень тяжело:
- Мы были большими друзьями. Я очень любил его, просто боготворил. Когда он погиб, мир опустел для меня. Я весь почернел, перестал бриться, потерял в весе пятнадцать килограммов из своих шестидесяти. У меня в то время уже фирма своя была. Я приходил на работу, мне что-то говорили, а я ничего не воспринимал: как будто моя телесная оболочка здесь, а самого меня нет.
Отчасти привели его в чувство слова сослуживцев: «Посмотри, в кого ты превращаешься. Так нельзя! Нужно жить дальше. У тебя такой отец был! Но у тебя же и сын есть. Ты должен стать для него таким же отцом».
И Пётр стал потихоньку оживать. Но окончательно прийти в себя, снова обрести смысл существования помогла ему православная вера. Именно вера, истинная и глубокая, и желание выполнить завет отца привели его к решению восстановить заброшенную церковь в селе Рай.
- Считается, что каждый мужчина должен построить дом, вырастить сына и посадить дерево. Я этот долг уже исполнил. А вот чтобы возродить храм, нужна ещё помощь Божия, – считает Пётр. – Я когда взялся за это, искал веру. Очень искал. В то время я испытывал сильное разочарование своим земным бытием. Учился, служил, работал, пытался деньги заработать, а когда уже кое-чего добился, понял, что нет в моей жизни чего-то настоящего, самого важного.
Как и главный московский храм Христа Спасителя в Москве, церковь в честь иконы Казанской Божией Матери в селе Рай построена в ознаменование победы над французами в Отечественной войне 1812 года. Только почти на 70 лет раньше. Возведена церковь по проекту губернского архитектора Михаила Никифоровича Слепнёва.
Начинать возрождение храма пришлось на свой страх и риск. Казанская церковь представляла собой тогда, по сути говоря, развалину: одни только стены и купол без кровли, утраченные портики, разбитые окна и порталы, вырванные решётки. О том, что творилось внутри храма, вообще лучше не упоминать, от иконостаса и росписей купола не осталось и следа. Первым делом принялись за розыски проекта реставрации церкви, который заказывал ещё Ларс Петрович Айрумов. Удалось найти только две, и то не основных части проекта. По сути всё пришлось создавать заново.
Теперь уже храм не узнать. Вознёсся в небо золоченый шпиль с православным крестом, восстановлен великолепный массивный купол, вставлены окна и кованые решётки, начаты работы по внутреннему обустройству храма. Главное, что в церкви уже проводят службы. Коренных жителей Рая осталось мало, и собираются на них в основном люди пожилого возраста - малоимущие сельские пенсионеры. Но ручеёк пожертвований набирает силу.
Владимир АНИКЕЕВ


Новости по теме
С БОГОМ В СЕРДЦЕ
22 мая 2009 2355
22 мая, в день святого Николая Угодника, в деревне Суетово Ярцевского района, у самой автомагистрали Москва - Беларусь, откроет двери новый храм, носящий имя Святителя Николая. Первую службу в нем проведет отец Александр, архимандрит американской православной церкви. Этого человека хорошо знают и любят в Ярцеве.
Отец Сергий и матушка Валентина
27 августа 2013 1426
У них уже было двое сыновей, когда они решили взять на воспитание приёмных детей – брата и сестру, Павлушу и Татьяну…
"Во все тяжкие" по-смоленски
23 июля 2015 543
Жена, требуя всё больше денег, толкнула мужа на распространение спайсов...
Церковь воспитывает
27 мая 2009 1514
Исправительная колония №1, расположенная в Анохово Сафоновского района, такое же место лишения свободы, каких много в стране. Но это только на первый взгляд. Ведь ее настоящей гордостью является великолепная церковь. Сейчас за каждым исправительным учреждением и следственным изолятором области закреплены священнослужители. Наиболее эффективно налаженное взаимодействие и по сей день осуществляется именно в Аноховской колонии.
«Узнав, что крёстный в космосе, я испугалась и заплакала»
13 июля 2016 334
Тамара Филатова – о Юрии Гагарине, с которым могла поделиться любым секретом...

Dunkel написал

11 августа 2009 20:48

Ехал бы он лучше в Армению! И там помогал своим, а не тащил их на шею Русским! А если спросить его, как он согласен отдать Нагорный Карабах? Во, то то и оно!!! Не надо здесь лапшу вешать про хороших армян. До сыта псевдоинтернационализмом наелись! Сарынь на кичку!!!
"));