6 декабря 2016 20:56
USD 63,87   EUR 68,69
26 марта 2012 3155

Судьба пограничника

Судьба пограничника
В свои 85 лет Василий Петрович Прокофьев обладает удивительной силой духа, желанием жить, помогает поднимать на ноги внуков, правнуков. В день 85-летия – в минувший четверг – за праздничным столом сидели его друзья – ветераны-пограничники. Самыми почётными гостями были полковники запаса Николай Анатольевич Посметный и Михаил Иванович Савенков. Они всегда приходили на помощь в трудные моменты жизни.

На долю Василия Петровича выпала нелёгкая судьба. Он малолетний узник фашистских концлагерей, партизан и участник Великой Отечественной войны, полковник запаса – пограничник. Награждён орденом Отечественной войны II степени, 18 медалями. Среди наград и медаль «За отличие в охране государственной границы», знаки «Отличник погранвойск», «Отличник пограничной службы». В 2010 году, когда ему было 83 года, случилась беда. Началась гангрена, отняли ногу. Семь месяцев пролежал в больнице. Рядом всегда были жена, внуки, поддерживали его своей любовью. Не забывали и пограничники. Прокофьев благодарен командованию Смоленского пограничного управления ФСБ РФ за то, что при любом обращении за помощью он её получает. А уж друзья – полковники Посметный и Савенков – добились, чтобы ему вместо тяжёлого неудобного протеза выделили другой, стоимостью почти в сто тысяч рублей. Пришлось им для этого походить по инстанциям, но добились своего. Пока протез Прокофьев только примеряет, ходить на нём не может. Полтора года он практически не выходит из своей двухкомнатной «хрущёвки», расположенной на пятом этаже. Если надо в больницу, то присылают машину и людей из погрануправления, выносят его на руках, а потом доставляют домой. Настоящее путешествие в череде однообразных будней. Но главным его другом вот уже 56 лет является жена Вера Александровна.

Родился Василий Петрович в деревне Доманичи Смоленского района. Мама Матрёна Михайловна и отец Пётр Данилович работали в колхозе «Красный остров», в семье было шестеро детей, но двое умерли в раннем возрасте, Василий – самый младший.

– Детство, юность помню хорошо, – рассказывает ветеран. – Жили небогато, но никогда не голодали, корову держали, овец, поросят. Перед войной жизнь начала налаживаться.

До войны Василий окончил семь классов. Отца забрали на фронт в 1941-м, но не успели даже выдать обмундирование, отправили копать противотанковые рвы под Красный, там он и попал в окружение, но сумел выбраться и вернулся домой. После освобождения Смоленщины его вновь призвали в армию, во время одного из боёв у него открылось кровотечение, санитары доставили в смоленский госпиталь. Одна из дочерей в это время работала в Смоленске, и он сумел сообщить ей, что находится на Покровке. Анна приехала домой, застала мать в слезах – пришла похоронка, что отец пал смертью храбрых в боях за Родину.

– Жив отец, это ошибка, я его видела в госпитале в Смоленске! – за¬кричала Аня, и теперь они плакали все вместе от счастья. Но отец прожил недолго, умер в 1944 году.

Когда немцы в июле 1941 года заняли их деревню, Василий было 14 лет. В июне 1943 года появился приказ: всем мужчинам от 15 до 60 лет явиться в волость, значит, в Бубново. Василий пошёл и уже не вернулся назад, попал в концлагерь в Пречистинском районе. Недалеко проходил фронт. В лагере было много военнопленных. Копали окопы, строили блиндажи, ремонтировали дороги. Наши наступали, немцы, отступая, военнопленных гнали за собой, чтобы строить окопы.

Когда освободили Смоленскую область, Василий вместе с другими пленными был под Витебском, потом в Литве. Василий сдружился с одним военнопленным смолянином Матвеем Кукленковым, они стали планировать побег, и случай подвернулся. Немцы уже не могли держать оборону – отступали и отступали. Под вечер колонна остановилась на отдых. Метрах в ста от дороги был сарай с сеном, надо было накормить лошадей. Василий и Матвей пошли якобы за сеном. Им повезло, что полицаи, утомившись от перехода, уснули. Они оглушили одного камнем, другого – поленом, забрали ручной пулемёт Дегтярёва, винтовку Мосина, боеприпасы и дошли до хутора, где одна из русских семей связала их с партизанским отрядом «Смерть оккупантам».

– Конечно, нас проверяли, задавали разные вопросы, – вспоминает Василий Петрович. – Но плюс был в том, что мы пришли с оружием, поверили, взяли в отряд. А потом уже проверку проходили, участвуя в боевых операциях. Один раз за ликвидацию немецкого офицера и его водителя обещали представить к боевым наградам при соединении с частями Красной Армии, но наград не получили. В 1944 году наш отряд вместе с передовыми частями действующей армии принимал участие в освобождении Вильнюса. Я был ранен осколком снаряда в ухо, задело висок, но замазали йодом, перебинтовали – и вперёд. В Вильнюсе отряд расформировали, я просился на фронт, но поскольку мне было 17 лет, меня не взяли, сказали, что война скоро закончится…

На товарняках четверо суток он добирался домой, приехал на пепелище – дом их сожгли немцы, узнал о смерти отца. Мать, сёстры жили у чужих людей. Недолго пробыл Василий дома. Осенью 1944-го призвали в армию, стали уже призывать ребят 1927 года рождения. Попал в войска НКВД по охране железных дорог, мостов, шоссе. В городе Рогачёве охранял шоссейные мосты через Днепр и реку Друть, здесь и встретил Победу восемнадцатилетний парень, столько увидевший и настрадавшийся в свои молодые годы.

В 1946 году он был переведён на службу в Москву, в инженерно-строительные части, через пять лет его направили на учёбу в военное училище. Обстановка в то время была напряжённая – шла война в Корее, Китае. Он хотел учиться, ведь по сути специальности у него не было, да и возвращаться некуда. Окончил Саратовское военное училище войск МГБ ускоренным курсом, в ноябре в звании младшего лейтенанта был направлен в Горьковскую область.

В мае 1955 года он познакомился со своей будущей женой на танцах в клубе. Их часть стояла в 12 километрах от станции Ветлужская, и на танцы офицеры ездили туда. Вере было 19 лет, а ему – 27. 4 февраля 1956 года они поженились.

– Предложение руки и сердца он тоже сделал мне на танцах, – рассказывает Вера Александровна. – Я из простой семьи. Отец пришёл с фронта больным, мать выхаживала его, жили бедно. На свадьбе я была в чёрном платье с белым блестящим воротничком. Мы женились по любви, трудности меня не пугали. Жили в коммунальном бараке, без удобств, готовили на керогазе. Дочь Анечка родилась, счастья сколько было!

Бывают просто удивительные женщины – преданные мужу, семье. Вот из таких и Вера Александровна. Дочке был годик, когда воинскую часть мужа перебросили на границу с Финляндией, его назначили заместителем начальника погранзаставы в 40 километрах от города Сортовалы (Карелия). Лес, озёра, болота, но она не струсила, поехала за мужем служить на границе. Она всегда была рядом, куда бы его ни переводили.

После курсов усовершенствования и присвоения звания капитана Прокофьева направили на заставу Аккалка – на границу с Китаем, в Восточно-Казахстанскую область. Находилась она на высоте 1561 метра над уровнем моря.

– Какие дивные места! – вспоминает Вера Александровна. – Одни горы, и мы выше облаков. Такую красоту не забыть...
Она, наверное, романтик. У неё на руках были уже две дочки, одной из которых годик, но она поехала на дальнюю заставу.
Потом была застава Майкапчигай, тоже на границе с Китаем.

– Трудно было служить в 1967-68 годах, несколько раз вёл переговоры с китайскими пограничниками. Встречались на линии границы, и китайцы высказывали претензии. Нужно было иметь железную выдержку и отстаивать интересы России, – говорит Василий Петрович.
Вот только один эпизод из его пограничной службы. Китайцы пообещали, что заставят пограничников встречать 50-летие Великой Октябрьской социалистической революции в окопах. Это был 1967 год. А за несколько лет до этого по приказу Хрущёва были уничтожены оборонительные сооружения на границах с соцстранами. И пришлось копать окопы. 7-8 ноября 1967 года ждали нападения на заставу. Охраняемый участок – 44 километра.

– Было страшно. Старшая дочь училась в интернате в Алма-Ате, на заставе-то школы не было, а младшая с нами, – рассказывает Вера Александровна. – Ждали нападения. Обошлось, но здоровья это не прибавило…

А потом Вера Александровна уже другим, тёплым голосом говорит:

– Выдержали всё, я не жалуюсь на жизнь. Поездили по стране, молодые были, счастливые.

Василий Петрович, услышав наш разговор, отвечает:

– Счастливые, потому что ты всегда была рядом…

Ольга ЧУЛКОВА

Опубликовано в "СГ" 27 марта 2012 г. №32 (910)
Новости по теме
От рядового до полковника
23 февраля 2015 764
Такой путь прошёл смолянин, узник фашистских концлагерей, партизан Великой Отечественной, кадровый офицер Советской армии…
Гвардии полковник!
30 апреля 2010 1531
Василию Александровичу Гордову 85 лет, он – полковник в отставке, 35 лет прослужил в армии, фронтовик и до сих пор работает! Во всяком случае в его трудовой книжке есть запись о том, что он является председателем совета военно-охотничьего общества Смоленского гарнизона "Военный охотник". На этой должности он уже 20 лет, правда, исполняет обязанности без зарплаты, зато с увлечением. Последний раз сам охотился в прошлом году, привёз домой трёх уток. В такие-то годы, да ещё попасть в дичь – это чего-то стоит!
Что такое пехота?..
21 января 2015 907
«…Прошёл сто километров – и ещё охота», – вспоминает фронтовую прибаутку Василий Павлович Антипов...
Ефрейтор медицинской службы
14 апреля 2015 931
Фронтовая судьба смоленской учительницы...
«Только б не было войны!»
27 января 2015 1152
Это самое главное – считает фронтовик Иван Васильевич Коржов в свои 93 года…
Пилот пятого класса
13 февраля 2015 1072
В свои 91 смоленский фронтовик даёт юридические консультации ветеранам...
"));