4 декабря 2016 05:02
USD 64,15   EUR 68,47
23 ноября 2009 2485

Почти что одноклассник

Почти что одноклассник
В последнее время средства массовой информации много рассказывают о том, как складывается жизнь в колониях, как проходит исправление осуждённых. Но есть и другая сторона жизни, для многих более проблемная, - как адаптироваться к внешнему миру, выйдя на свободу. История, поведанная бывшим заключённым, заставляет задуматься о многом.

Наша с Андреем встреча была неожиданной. Накануне мне пришлось сделать дома ревизию старых вещей, выбрасывать хоть и вышедшие из моды, но достаточно приличные с виду мужские куртки было жаль. Запакованное в пакеты "добро" перекочевало к мусорным контейнерам, где бомжи обычно выбирали себе наряды. Зимние вещи разметались быстро, на улице заметно похолодало. Уже на следующий день знакомая куртка красовалась на плечах мужчины, высматривающего возле импровизированного сэконд-хэнда что-либо ещё. Наверно, почувствовав на себе посторонний взгляд, он обернулся… Это был Андрей, парень из параллельного класса. Конечно, со школьной поры прошло уже достаточно много времени, но потёртая годами внешность бывшего Ален Делона была по-прежнему узнаваема.
Судя по взгляду, почти что однокласснику совсем не хотелось с кем-либо встречаться. "Ты не подумай, - сказал он. - Я не бомж. Просто денег нет совсем. На еду с трудом зарабатываю. Недавно из зоны…" Мы отошли в центр двора, к ближайшим лавочкам, и Андрея словно прорвало – он хотел выговориться за все дни пребывания на свободе, которую он себе представлял совсем не так. "О зоне меня не спрашивай, не хочу и вспоминать. Единственное, что было там хорошего, так это с кем поговорить. Мужики хоть и жёсткие, но по делу. Там мечтали о свободе, не зная, какой трудной она окажется. Теперь понимаешь, почему многие так быстро возвращаются назад – из ходки в ходку",- заговорил Андрей и, видя, что его внимательно слушают, решил высказать всё, что накопилось на душе.
Его рассказ не мог не тронуть, поскольку передо мной сидел хоть и сильный внешне, но полностью потерянный в этой жизни человек. Как ни тяжело было на зоне, но там всё было предельно понятно. Дом родной снился в первые годы, потом казалось, что жизнь она и есть только здесь, за колючей проволокой. Бывалые зэки предупреждали, что будет трудно возвращаться.
Первый глоток воздуха свободы оказался странным. В поезде Андрей пытался изображать вахтенного рабочего, возвращавшегося к семье после неудачных северных заработков. Получилось, но только всё время приходилось одёргивать себя, чтобы не оглядываться каждую минуту. Так это было непривычно ощущать, что за тобой никто не присматривает, можешь даже выйти на любой станции и пойти, куда хочешь. Но хотелось домой.
О встрече с женой Андрей не мечтал, смирился с мыслью, что она уже давно не его жена. Мама ждёт, конечно, только возвращается сын без предупреждения. Как всё будет дальше? Трудно себе представить… Вот он, родной город, дом, где прошло детство. Он так часто представлял себе, как звонит в дверь, и мама бросается ему на шею. А потом будет настоящий обед и чистая постель. От этих мыслей становилось тепло и радостно на душе. Ещё минута, и всё сбудется.
Но дверь вдруг открыл незнакомый мужчина, коротко бросивший, что баба Маша здесь больше не живёт. Андрей опешил – ещё недавно мама присылала письмо, где ни слова не было о переезде. Недолго думая, Андрей направился искать маму к лучшей подруге. Старушки-подружки оказались дома.
Скомканная встреча всё-таки произошла. Мама плакала – и от радости, и от горя. Обедал Андрей в чужом доме, слушая мамины признания. Оказалось, что тихая бабушка Маша уже давно заболела игроманией. Вся пенсия старушки делилась на то, чтобы послать сыну посылку, заплатить за жильё и просидеть в игровом зале. Кое-что из квартиры пришлось продать, зарабатывала вязанием.
- Сынок,- тихо плакала баба Маша,- я перед тобой сильно виновата. Ничего с собой поделать не могла. Весь день только и думала, как в клуб приду и перед глазами забегают яркие картинки. Один раз неплохо выиграла, больше, чем пенсия за месяц. Обрадовалась тогда сильно, но получилось, что узел на шее своей затягивала. Мне как постоянной посетительнице стали давать в долг, в конце концов, сумма собралась большая. Тогда мне и предложили вариант расчёта – временно отдать квартиру в аренду, а через несколько месяцев, если долг не вырастет, можно вернуться обратно. Вот меня Катя и приютила у себя.
Мать, похоже, догадывалась, что где-то её обманули, и вряд ли так просто можно будет вернуться домой. Верная подруга Катя весь день старалась не упускать из виду бабу Машу, чтобы она опять не убежала в игровой зал. Мечты Андрея рухнули в одночасье – жить со старушками в однокомнатной квартире было невозможно. Бомжевать бывшему зэку тоже опасно. Выход был, но он так надеялся, что никогда не прибегнет к этому варианту. Накануне освобождения дружки дали на всякий случай адрес – мол, если будет трудно, обращайся. Ясно, что за просто так никто помогать не будет. Зарабатывать же новый срок совсем не хотелось. Но больше помочь некому, не в милицию же идти. Мама подписывала какие-то документы, теперь и вспомнить не может что.
Вместо чистой уютной постели пришлось отдыхать на раскладушке сердобольной бабы Кати. Сон не шёл. К утру Андрей уже чётко знал, что звонить надо. Встретились с ним в тот же день. После рассказа о том, как чувствует себя братва на зоне, обсудили проблему Андрея. Для ребят, с которыми пришлось общаться, проблема оказалась пустяковой. Все "разводилы" под их крышей и существовали. "Одно слово, что квартира принадлежит зэку, и всё будет нормально. Не переживай, можешь завтра перевозить свою маму обратно. За услуги наши, понятно, брать с тебя нечего. Если нам что понадобится, сами тебя найдём. Отдыхай пока", - вот так коротко и ясно закончилась встреча. Радости на душе не было. Он выполнил свой сыновний долг, но остался должен в другом месте. Надеяться, что про тебя забудут, было глупо.
На следующий день они действительно переехали домой, только квартира теперь казалась чужой. По опустевшим стенам чувствовалось, что продано немало. "Ничего, мам, не переживай, заработаем", - так он был вынужден сказать матери, в эти слова и самому хотелось верить. Однако так всё изменилось в этом другом мире за время его отсутствия. По телевизору только и обсуждали что кризис, сокращения на предприятиях, повышение цен. Кому будет нужен он со своим последним местом работы в лесах Кольского полуострова?
Работа находилась только разовая, именуемая в народе колымом. Такая свобода чем-то напоминала продолжение отсидки. Вместо надзирателей – работодатели, всякий раз напоминавшие, что взяли его из глубокого чувства сострадания. Ощущать себя свободным человеком не получалось, Андрей понимал, что выпал из этой жизни. Инспектирующий его, бывшего зека, сотрудник внутренней службы посоветовал начать жизнь с чистого листа. Но он отчётливо понимал, что это возможно только новорождённому, а не ему, взрослому дяде с таким багажом за спиной. Обида за исковерканную жизнь не давала покоя, и ещё это противное ожидание звонка от тех, кто помог ему вернуться в квартиру. Чем обернётся возвращение долга?
- Они позвонили вчера, - взволнованно промолвил Андрей. – Потому с утра ни на какие колымы не пошёл, решил полазить в поисках хороших вещей, чтобы не в своих обносках идти на встречу. Здесь, кстати, многие оставляют вполне приличные вещи, главное, с бомжами не столкнуться. У этих ребят все места поделены, чужому может сильно влететь. Два месяца ждал каждый день, что вот-вот мне позвонят. Это невыносимо тяжело осознавать, что снова попадёшься и снова на нары.
Как всё это было странно слышать от человека, который оставался в памяти как мальчик из параллельного класса - приятной актёрской внешности, всегда обходительный и уверенный в себе. Судьба поставила подножку, потом вторую. Но ведь вся эта история не столь индивидуальна. Лишение свободы для многих становится пожизненным приговором. Люди ходят из зоны в зону, потому что не в состоянии адаптироваться к новым жизненным условиям. Можно долго рассказывать о большой воспитательной работе среди заключённых, о том, как люди стараются своим поведением доказать возможность досрочного освобождения, но что дальше?
Сейчас много говорят о необходимости разгрузить тюрьмы, пересмотреть сроки наказания. Но это только часть большого айсберга. Мы сами порой теряемся, как вести себя в этой жизни, какие решения принимать в той или иной ситуации, потому как "сюрпризы" в виде кризисов, инфляций и прочих факторов жизни на выживание сопровождают нас из года в год. А как разобраться в этом мире человеку, выпавшему из общего хода на пять лет? Только тогда, когда мы найдём ответ на этот вопрос и примем какие-то решения, можно будет говорить о снижении преступности. Не надо смотреть статистику, все мы знаем и так, что многие люди ходят по порочному кругу, не зная, как с него сойти.
Андрей высказал всё, что было на душе. "Постарайся удержаться. Не ломай свою судьбу. Не может быть, чтобы не нашлись люди, которые помогут тебе, кроме тех, с кем идёшь встречаться", - это всё, что удалось на тот момент сказать в ответ. Больше мы не встречались. Но так хочется верить, что всё у него будет хорошо.

Татьяна РАЙХЛИНА

Опубликовано в "СГ" 24 ноября 2009 г. №113(559)
Новости по теме
Радость – это я, горе… тоже
05 ноября 2009 2057
Сказать, что человек делает свою судьбу сам, – значит, слукавить. Кто-то рождается в семье обеспеченной, а кто-то с детства не видел чистой постели. А что ждёт ребенка, если родители потеряны, что называется, в человеческом плане? Сегодня мы предлагаем вам заглянуть в ярцевский детский приют "Радуга". Давайте задумаемся над тем, что есть главное в этой жизни.
Письмо в защиту Дома-2
12 ноября 2009 1593
Когда слышишь, как так называемые "взрослые", переполненные невероятной "ответственностью" за "будущее страны", отзываются о "Доме-2", хочется сказать: дядьки, надо как-то полегче ко всему относиться! Расслабьтесь! Когда видишь их надутые щёки и поджатые губы, читаешь и слушаешь самые настоящие "поливы" и проклятья в адрес передачи, хотя авторы зачастую и не смотрели целиком ни одного выпуска, задаёшься вопросами: а хотят ли эти люди по-настоящему понять секрет популярности "Дома-2", готовы ли они к диалогу с собственными детьми, его смотрящими?
"Во все тяжкие" по-смоленски
23 июля 2015 536
Жена, требуя всё больше денег, толкнула мужа на распространение спайсов...
Андрей. Достать чернил и плакать!..
06 апреля 2012 3688
Гений. О многих ли наших кинорежиссёрах так говорят за рубежом? О нём говорят. Он смог. Он добился. Своим трудом и талантом. Говорят, природа отдыхает на детях талантливых родителей. В двадцатом веке поэтам пришлось несладко (хотя вот сейчас – сладко, и кто их слышит?). Сергей Михалков и Арсений Тарковский – какие разные судьбы!.. И какие разные дети! Но отдыхает ли природа?
...И счастья в личной жизни!
30 июня 2010 1407
Саша признаётся, что был женат пять раз, и все пять раз – счастливо. Кажется, что сейчас у Александра есть всё: молодость, острый ум, положение в обществе. А ещё деньги, которых он не жалеет на людей, которые ему приятны. Возможно, поэтому у него нет отбоя от девушек. Конечно, в 17 лет всё было не так, однако его "семейные" истории начались именно в этом возрасте. Тогда он сошёлся с первой из девушек. За пятнадцать последующих лет у него периодически случались романы, бывали и недолгие полусемейные отношения, но сейчас он установил себе планку: жена – это та, с кем вели совместное хозяйство больше двух лет.
Никто не знает, где несчастье ждёт. И только сильный не опустит руки
20 октября 2009 2308
Чтобы в несчастье не потерять веру в жизнь и само стремление к ней, надежду на то, что всё обойдётся и "всё будет хорошо", нужно обладать завидной силой воли и поистине железными нервами. Сегодняшний рассказ – именно о таком человеке.
"));