6 декабря 2016 11:12
USD 63,92   EUR 67,77
07 сентября 2011 8127

Начальник УФСБ по Смоленской области Олег Коноплёв: Чтобы восторжествовала справедливость

18 октября 1991 года Верховным Советом РСФСР был принят закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий». Принятие закона обеспечило принципиально новый подход к решению такой важной государственной проблемы, какой в нашей стране стала реабилитация жертв политических репрессий.
В этом законе впервые была дана не только правовая и нравственная оценка государственного террора против собственного народа, но и подчеркнута необходимость ликвидации его последствий. Таким образом, новая демократическая власть продемонстрировала стремление добиваться реальных гарантий обеспечения в стране законности, прав и свобод граждан. Впервые реабилитация могла быть инициирована не только представителями органов власти, но и самими репрессированными, равно как любыми лицами или общественными организациями. В преддверии 20-летия принятия закона «О реабилитации жертв политических репрессий наша газета публикует интервью начальника УФСБ РФ по Смоленской области генерал-майора Олега КОНОПЛЁВА.

– Архивный фонд управления ФСБ России по Смоленской области насчитывает около 34000 единиц хранения дел на лиц, подвергшихся политическим репрессиям и впоследствии реабилитированных, – сообщил в беседе с корреспондентом «СГ» О.Н. Коноплёв. – К нам в управление регулярно поступают обращения граждан, которые желают узнать о судьбе своих родных, арестованных и осуждённых по политическим мотивам. Люди хотят получить сведения о конфискации и изъятии имущества (по материалам архивных уголовных дел), данные о реабилитации, установить дату и место смерти, погребения, регистрации смерти и др. В настоящее время инициаторами обращений в большинстве случаев выступают внуки, правнуки репрессированных и, конечно же, дети. Характер обращений разный: уточнение биографических данных, состава семьи, имущественного положения, получение архивных справок по материалам дел, копий личных документов и фотографий, а также ознакомление с документами дел и получение их копий.
– Олег Николаевич, кем осуществляется работа по реабилитации?
– В нашем управлении этими вопросами занимаются сотрудники архива. Они помогают в установлении фактов применения репрессий, розыске родственников и предоставлении архивной информации, копий документов архивных дел и сохранившихся в них фотографий, а также предоставлении возможности ознакомиться с материалами архивных дел. За 2010 год поступило 238 запросов и заявлений, за восемь месяцев 2011 года было исполнено 93 заявления граждан и 43 запроса учреждений и организаций. Для ознакомления родственников репрессированных с материалами архивно-уголовных дел мы высылаем их в другие территориальные органы безопасности. В 2011 году это было сделано в адрес органов безопасности Украины и Беларуси.
– Репрессии 30-50-х годов ХХ века… В общественном сознании до сих пор бытует мнение, что от политических репрессий безвинно пострадали все заключённые. Так ли это?
– Прежде чем ответить на этот вопрос, скажу, что «Закон о реабилитации жертв политических репрессий», принятый в 1991 году, является основополагающим в работе по реабилитации. Всё это время исполнение реабилитационного законодательства оставалось одним из основных направлений деятельности архивного подразделения УФСБ. В рамках этого закона, в тесном взаимодействии с органами прокуратуры и судами пересмотрено более 17000 архивных дел в отношении почти 21000 человек, реабилитировано более 9000 человек.
Например, поступает к нам заявление с просьбой о реабилитации, а при проверке архивных сведений выясняется, что человек в период Великой Отечественной войны служил сначала старостой на оккупированной немцами территории, а позднее, до капитуляции Германии, – рядовым немецкой армии. После репатриации в Советский Союз и прохождения фильтрации в отношении него органами безопасности было возбуждено уголовное дело за государственную измену – статья 58.1 Уголовного кодекса тех лет. Конечно, при пересмотре таких дел в реабилитации отказывают, поскольку налицо государственное преступление.
– Давайте возвратимся к «Закону о реабилитации жертв политических репрессий». После его выхода в свет розыском и восстановлением доброго имени погибших на Смоленщине занимались в том числе и оперативники. Как сейчас проходит эта работа?
– Процесс реабилитации имеет более чем полувековую историю. Пересмотр уголовных дел периода массовых репрессий начали ещё в 50-х годах ХХ века, потом постепенно приостановили и осуществляли эпизодически, в основном по заявлениям репрессированных или их родственников. Реабилитацию возобновили в конце 80-х годов, после выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х гг.». 18 октября 1991 г. был принят «Закон о реабилитации жертв политических репрессий».
К работе по реабилитации жертв политических репрессий Смоленское управление подключилось сразу же после выхода в свет Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.1989 г. В то время основную часть работы взяло на себя следственное подразделение управления, и помогали ему практически все сотрудники, в том числе и оперработники. Архивные уголовные дела, полученные управлением из мест их хранения, тщательно изучали, по ним составляли заключения о реабилитации и направляли в прокуратуру Смоленской области или военные прокуратуры для утверждения.
Сейчас процесс пересмотра архивных уголовных дел фондов Смоленского управления ФСБ практически завершён. За 2010-2011 гг. нашим архивным подразделением во взаимодействии с прокуратурой Смоленской области, военной прокуратурой пересмотрено 17 дел. Уже давно не участвуют в этом процессе ни следователи, ни оперативные сотрудники. В настоящее время восстановление справедливости в отношении репрессированных связано с исполнением заявлений и запросов, с которыми обращаются родственники осуждённых, историки, исследователи. В этом и заключается работа сотрудников архивного подразделения управления.
– А каков характер заявлений, поступающих уже в XXI веке?
– Мы отмечаем, что характер поступающих обращений в последние годы изменился. Если десять-двадцать лет назад к нам обращались в основном либо сами репрессированные, либо их дети с целью получения документов для оформления льгот, то сегодня пишут уже их внуки и правнуки, которые интересуются историей своей семьи, пытаются собрать дополнительные сведения о родных, пострадавших в годы политических репрессий.
Благодаря Интернету, многочисленным публикациям в СМИ, посвящённым этой теме, сегодняшние заявители более информированы и юридически грамотны, они имеют доступ к гораздо большему объёму информации о лицах, пострадавших в годы политических репрессий. Обращаются в управление и лично. За восемь месяцев 2011 года в нашей приёмной приняли 69 заявителей, которые обратились по вопросу предоставления сведений о репрессированных родственниках.
Заявления поступают со всех концов нашей страны и даже из других государств. Только в этом году поступили заявления из Беларуси, Украины, Молдовы, Латвии, Эстонии. В марте этого года, например, мы получили запрос из Германии. Проживающий в Штутгарте мужчина разыскивал сведения о своем родственнике, потомственном немце, когда-то проживавшем в городе Смоленске и пострадавшем в годы политических репрессий. Встретив в Книге Памяти Смоленской области фамилию своего родственника, он обратился с просьбой сообщить какие-либо сведения о нём и его семье. По материалам архивного уголовного дела сотрудники управления составили подробную архивную справку, а также сообщили сведения о родственниках. Кстати, потомки, получая информацию, узнают не только судьбу своих предков, но и составляют генеалогические древа своих семей.
Очень часто к нам обращаются иностранные общественные деятели и представители СМИ. К примеру, в прошлом году в читальном зале архива с документами на репрессированных священнослужителей работал игумен Соловецкого монастыря. Неоднократно оказывали помощь УМВД по Смоленской области, мемориальному комплексу «Катынь», ветеранским организациям, которые обращались к нам с запросами.
– Где и как черпаете необходимую информацию?
– После поступления заявления начинается работа по поиску архивных материалов. Исполнение каждого заявления начинается с направления запросов в предполагаемые места хранения архивных данных. А для этого важно, чтобы в заявлении было указано как можно больше сведений о человеке. Любая, даже мелкая и незначительная на первый взгляд деталь может стать основной при поиске сведений. Как только место хранения дела установили, его запрашивают из архива, если оно относится к нашему фонду, либо заявление направляют по месту хранения документальных материалов для исполнения.
Готовя ответ, сотрудники составляют по материалам архивного уголовного дела подробную справку, в которой излагают имеющиеся в деле сведения о судьбе репрессированного и обстоятельства осуждения. Если в материалах дела есть какие-либо личные вещи – фотографии, документы, их высылают родственникам. Часто работа не ограничивается простым составлением ответа. Раньше смерть лиц, приговорённых к высшей мере наказания, регистрировалась в ЗАГСе с указанием в документах вымышленной причины – например, какой-нибудь болезни. И такая справка о смерти направлялась (а чаще не направлялась) родственникам осуждённого. Исполняя заявление, наши сотрудники направляют в ЗАГС извещение о внесении изменений в актовую запись с указанием истинной причины смерти – «расстрел» – и о направлении свидетельства о смерти родственникам.
– Ознакомление с материалами архивных уголовных дел – сложное и ответственное мероприятие, требующее серьёзной подготовки…
– Безусловно, это ответственная, кропотливая работа. Материалы дела сотрудники тщательно изучают, чтобы определить документы, с которыми можно ознакомить заявителя. За десятилетия процесса реабилитации значительно усовершенствована нормативно-правовая база, регулирующая порядок предоставления сведений о репрессированных и ознакомления с архивными уголовными делами. 
В соответствии с требованиями законов «О реабилитации жертв политических репрессий», «Об архивном деле в Российской Федерации» Положением строго определён круг лиц, которым разрешён доступ к материалам архивных уголовных дел: реабилитированные граждане, их родственники, а также с их разрешения, оформленного в установленном законом порядке, другие люди.
– Получается, что только близкие люди вправе обладать информацией о своих родственниках. С точки зрения защиты персональных данных это правильно?
– Да, все ограничения доступа к материалам прекращённых уголовных дел вызваны необходимостью оградить персональные данные реабилитированных лиц от несанкционированного использования. По архивному уголовному делу нередко проходят несколько человек, и для нас очень важно, чтобы при ознакомлении не пострадали права третьих лиц. Поэтому в Положении чётко сказано, что «в случае, если производство по делу велось в отношении нескольких лиц, допуск пользователя производится к документам дела, касающимся только того лица, обращение в отношении которого рассматривается архивом». Иногда это вызывает недоумение у наших заявителей, которым кажется, что мы намеренно что-то от них скрываем.
Но это не так. В материалах дела закрыты только те документы, ознакомление с которыми ущемило бы права других лиц. Подумайте сами: хотелось бы вам, чтобы с документами, касающимися ваших родных, без вашего ведома и разрешения знакомился совершенно посторонний человек?
Одновременно Положение даёт возможность реабилитированным и их родственникам получать сохранившиеся в делах подлинники рукописей, фотографии и другие личные документы, а также копии находящихся в делах документов. Это могут быть, например, ордер на арест, анкета арестованного, протоколы обыска и допроса, выписка из протокола, выписка из акта о приведении приговора в исполнение.
– А как быть историкам и краеведам?
– Это очень тонкий момент – использование материалов архивных уголовных дел историками, исследователями для подготовки научных исследований, статей биографического и иного характера. Если с момента создания документов не прошло 75 лет, то для доступа к делу необходима нотариально заверенная доверенность от родственников осуждённого, разрешающая исследователю или журналисту ознакомиться с ним.
Если такой доверенности нет, в соответствии с законом «Об архивном деле в Российской Федерации» мы можем сообщить без согласования с родственниками только информацию об основных биографических данных реабилитированных лиц и о результате пересмотра дел.
– А о чём чаще всего просят в заявлениях?
– Поступающие в управление заявления условно можно разделить на две категории. Некоторые обращаются с просьбой сообщить о судьбе родственников, уже располагая какой-либо, иногда весьма подробной информацией о своих родных, и хотят ознакомиться с архивным уголовным делом, получить копии документов, какие-то дополнительные сведения. Но есть и такие, кто не знает о своих родных вообще ничего и шлёт запросы практически наугад, руководствуясь отрывками воспоминаний, писем, семейными легендами и т.д.
За каждым заявлением, как бы банально это ни звучало, стоит судьба человека, и часто люди обращаются к нам, как к последней инстанции: «Очень прошу вас, не оставьте мою просьбу без внимания», «Архивные сведения необходимы для восстановления судьбы моего дедушки» и т.п. К сожалению, иногда бывает так, что поиск архивных сведений не даёт никакого результата.
Но даже когда мы пишем в ответе заявителю: «Управление ФСБ России по Смоленской области сведениями не располагает», – всё равно всегда стараемся дать подробные рекомендации и разъяснения по поводу того, куда следует обратиться для дальнейшего поиска.
Вот, пожалуйста, пример. К нам поступило заявление о поисках родственника, пропавшего без вести в годы войны. Заявителю ничего не было известно о судьбе отца, кроме того, что он был призван на службу в армию в 1939 году и в начале 1941-го должен был вернуться домой. Последнее письмо родственники получили в мае 1941 года, где он писал родным, что служба его заканчивается и скоро он вернётся домой. Однако так и не вернулся – началась война, и в сентябре 1941 года этот человек пропал без вести.
Родные предполагали, что, возможно, он попал в плен и потом его осудили, о чём и написал заявитель в своём письме. При проверке эти сведения не подтвердились. Всё, что мы смогли сделать, – порекомендовать обратиться в Военно-мемориальный центр Вооружённых сил Российской Федерации, который занимается поиском пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны и мест захоронений участников войны. Очень надеемся, что это поможет людям найти сведения о родном человеке.
Во многих обращениях заявители просят указать сведения о месте захоронения. К сожалению, в архивных уголовных делах (а это для нас почти единственный источник информации) в большинстве своём нет никаких сведений о местах захоронений расстрелянных, и установить их в настоящее время не представляется возможным, о чём и приходится писать родным и близким.
– Есть ли благодарственные письма?
– В адрес Управления ФСБ России по Смоленской области ежегодно приходят сообщения, письма с просьбой поблагодарить сотрудников архивного отдела. Конечно, обо всех рассказать не получится, но вот, пожалуйста, выдержки из некоторых:
«Благодарю вас и сотрудника вашего управления за ответ и внимание, неформальное отношение к просьбе».
«Благодарю за быстрый ответ. Поздравляю с Новым годом. Желаю всех земных благ».
«Позвольте выразить вам сердечную благодарность за помощь в поисках материалов о судьбе моего деда. Кроме документов, поступивших из вашего ведомства, я уже получила справку о реабилитации. Теперь стало ясно, что и где искать дальше. Пожалуйста, поблагодарите от меня ваших сотрудников, готовивших документы».
«Огромное спасибо за поиски в архивах нужных мне данных. И мои родственники тоже были рады узнать новое о биографии нашего деда. Желаю успехов в вашем профессиональном деле».
«…По вашей справке мне добавили к пенсии… Вы от голода спасли. Я забыла, когда мясо, молоко покупала, жила на картошке и грибах…» – письмо из города Петропавловска (Республика Казахстан).
«Я была очень тронута вашим тёплым письмом по поводу моего отца и соболезнованиями по поводу его трагической судьбы. Спасибо вам за короткие сведения из его биографии».
– Разъясните, пожалуйста, порядок обращения граждан по вопросам реабилитации в органы прокуратуры, внутренних дел, ФСБ.
– Заявления о реабилитации могут быть поданы самими репрессированными, а равно любыми лицами или общественными организациями. Заявления подаются по месту нахождения органа или должностного лица, принявшего решение о применении репрессий, либо по месту жительства в отношении лиц, подвергшихся в административном порядке ссылке, высылке, направлению на спецпоселение, привлечению к принудительному труду в условиях ограничения свободы, в том числе в «рабочих колоннах НКВД», а также иным ограничениям прав и свобод, – в органы внутренних дел, а в отношении прочих репрессированных – в органы прокуратуры (ст. 6 закона «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 года).
В соответствии со ст. 7 данного закона органы внутренних дел по заявлениям лиц или общественных организаций составляют заключение и выдают справку о реабилитации или сообщают об отказе в выдаче такой справки.
– В соответствии со ст. 16 упоминаемого нами закона реабилитированные и члены их семей имеют право на ряд льгот. Расскажите об этих льготах.
– Чтобы решить вопросы по льготам, необходимо обратиться в прокуратуру. Выдача соответствующих справок находится в её компетенции. В прокуратуру представляются следующие документы: заявление, свидетельство о рождении, а от женщин – ещё и свидетельство о браке.
Хочу напомнить, что в соответствии со ст. 15 закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» предусмотрена денежная компенсация реабилитированным лицам, подвергшимся репрессиям в виде лишения свободы, принудительному лечению в психиатрических лечебных учреждениях. В случае смерти реабилитированного начисленная, но не полученная им сумма компенсации выплачивается единовременно наследникам при представлении свидетельства о праве на наследство.
Также законом «О реабилитации жертв политических репрессий» (ст. 16/1) предусмотрено, что реабилитированным лицам возвращается конфискованное, изъятое, вышедшее иным путём из их владения в связи с репрессиями имущество, либо возмещается его стоимость, либо выплачивается денежная компенсация.
В случае смерти реабилитированных лиц возврат имущества, возмещение его стоимости, выплата денежных компенсаций производятся их наследникам по закону первой очереди. Решение о возврате имущества, возмещении его стоимости или выплате денежных компенсаций принимает комиссия по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий по месту нахождения имущества на момент применения репрессии.
Если нет документального подтверждения конфискации имущества, изъятия, утраты в результате репрессии, но граждане располагают данными о том, что фактически имущество семьи было утрачено вследствие политической репрессии, в этом случае необходимо обращаться в суд, так как споры, связанные с возвратом имущества, возмещением стоимости, разрешаются в судебном порядке.


Владимир ЛАТОНОВ

Опубликовано в «СГ» 8 сентября 2011 г. №99 (827)
Новости по теме
Памяти жертв политических репрессий
13 ноября 2009 2896
В День памяти жертв политических репрессий Президент России Дмитрий Медведев привёл такие цифры: репрессиям подверглись 52 миллиона человек, 10 миллионов были расстреляны. Президент сказал, что 30 октября – это День памяти о миллионах искалеченных судеб, память о жертвах сталинского террора должна быть равнозначна памяти о воинах, погибших в годы Великой Отечественной войны. Не менее важно, подчеркнул Дмитрий Медведев, не допустить под видом восстановления исторической справедливости оправдания тех, кто уничтожал свой народ.
05 апреля 2011 1732
ОБЛАСТНОЙ ЗАКОН О внесении изменений в областной закон «О порядке и условиях предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий
В Смоленске может появиться памятник жертвам политических репрессий
22 июня 2016 341
Губернатор Алексей Островский поддержал инициативу общественников…
10 декабря 2010 1593
ОБЛАСТНОЙ ЗАКОНО внесении изменений в статью 3 областного закона «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий»
25 марта 2011 1449
Сегодня в смоленском ДК работников просвещения состоялось отчётно-выборное собрание Смоленского регионального отделения Всероссийской ассоциации жертв политических репрессий. С отчётным докладом выступила председатель правления Лилия Турченкова. Главным направлением в работе организации было и остаётся увековечение памяти невинно пострадавших
11 января 2011 2544
Находиться он будет в мемориальном комплексе «Катынь». На состоявшемся заседании комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий утверждена концепция для будущего памятника. Заседание провёл депутат областной Думы Лев Платонов.На территории нынешней Смоленской области расстрелянных хоронили в основном в четырёх местах – в Велижском районе, на Тихвинском и Братском кладбищах в Смоленске и в печально известном Катынском лесу. Чётко определить, где похоронен тот или иной гражданин, невозможно. Комиссией принято принципиальное решение сделать будущий памятник в мемориале «Катынь» единым для всех погибших. Предполагается, что каждому казнённому будет посвящена именная табличка или отдельная запись на стеле, с указанием дат жизни и рода деятельности. Вместе с тем даже сейчас окончательных списков жертв не существует – они уточняются, и в этом деле есть объективные трудности >>>
Не сочтите за грубость, но Вы сами-то понимаете, что пишете и зачем?
-->

Александр написал

11 марта 2013 21:00

Получение информации о репрессированном в 20-30г.г. Ковалеве Марке с. Танцы Монастырщенский р-н Смоленской обл.

Не сочтите за грубость, но Вы сами-то понимаете, что пишете и зачем?
Важно
"));