Cреда обитания

Слепой старик покоряет высоту

5 февраля 2015 года в 13:18
В такие условия инвалид попал после капремонта дома.

Петру Александровичу Гурееву 81 год, он инвалид I группы по зрению, совсем ничего не видит. Ему исполнилось десять лет, когда Смоленск уже был освобождён, но немецкие самолёты ещё наносили бомбовые удары – осколком его ранило в левый глаз. Отвезли в «Красный крест», полностью удалили глаз, но это не помешало парню окончить школу, техникум, а потом 47 лет проработать на одном месте

– в Смоленской дистанции гражданских сооружений Западной железной дороги (так тогда называлось Смоленское отделение Московской железной дороги). Начинал разнорабочим, а на пенсию в 1998 году выходил с должности начальника дистанции. Постепенно зрение и в правом глазу стало падать, и уже семь лет он ничего не видит. Но хорошо ориентируется в пространстве, если, конечно, окружающая среда является доступной, какой она и должна быть для людей с ограниченными возможностями. Но те, от кого зависит создание такой среды, закрывают глаза на проблемы слепого человека.

Жестокость не знает границ


Полтора года Гуреев пишет во всевозможные инстанции, но тщетно. Отвечают, что всё в соответствии со СНиПами и сделано как бы для его блага. Но лучше один раз увидеть, как выходит на прогулку слепой человек, чем сто раз прочитать его жалобы!..

Дом по улице Октябрьской революции, 4, в Смоленске является памятником архитектуры, его капитальный ремонт закончился в августе 2013 года. После капремонта в таких домах, по закону, ничего не должно измениться в худшую сторону. Должны были сохранить двор, лестницы подъездов, пешеходные тротуары в том виде, в каком они и были, только отремонтировать, – но изменили многое. Хотели как лучше, получилось как всегда. После капремонта пешеходный тротуарчик оказался укороченным и стал более узким. Сняты ограждения, отделявшие тротуар от зелёной зоны. Зато поставлены новые ограждения на площадки и ступеньки подъездов. Теперь нельзя пройти на тротуар с площадок крылец из второго, третьего подъездов. Зато очень удобно, держась за перила, спуститься прямо на проезжую часть. Вам это надо?

Зрячим людям всё нипочём – они видят автомобили. А Петру Александровичу стало невозможно после такого капремонта выйти на прогулку – он уже несколько раз чуть не попал под колёса машин. Да и вообще, разве могут быть такие многоквартирные дома, чтобы не было пешеходных тротуарчиков, когда выходишь из подъезда? Ведь кроме людей с ограниченными возможностями есть ещё дети, пожилые люди – для них тоже опасно ступать со ступенек на проезжую часть. Так что Гуреев, обращаясь в инстанции, на мой взгляд, защищает не только свои права на доступную среду, но и права всех жителей дома.

Однако некоторые считают его чуть ли не выжившим из ума, а одна женщина вообще говорит, что он симулирует слепоту. Жестокость человеческая не знает границ. А между тем он, когда был разнорабочим, начинал строить этот дом – ведь здание возводила как раз дистанция гражданских сооружений.

Лучше так, чем под колёса…


После того как Пётр Александрович чуть не попал под колёса автомобиля, ему пришлось искать обходные пути для прогулок. И нашёл. Он выходит из подъезда и – слепой, в 81 год – перелезает через ограждение на площадке своего крыльца, затем идёт по пешеходному тротуару, который был у дома до капремонта, но который стал короче и уже. Можно так? Нельзя, конечно!

Помните, по телевидению показывали сюжет, как 80-летняя женщина перебиралась через забор, поскольку одна из фирм перекрыла ей вход в дом. Это закончилось тем, что пенсионерка сломала ногу. Резонанс получился на всю Россию. Этого добиваются те, кто не хочет услышать Гуреева? Та женщина не была слепой – и то беда случилась...

У меня сердце зашлось, когда я увидела, как Пётр Александрович перелезает через ограждение. Но для него это лучший способ выхода на прогулку, иначе можно, как я уже говорила, попасть под колёса.
Женщину, которая заходила в подъезд, где живёт слепой человек, я спросила, как она относится к тому, что тот борется за свои права? Ответ удивил: «Он против всех нас борется!» Я не удержалась и ответила: «Может, вы против одного слепого?»

Даже пандус убрали!


Но сам Гуреев не смог бы написать ни одного письма – значит, не все люди настроены против него, есть помощники и сторонники, которые считают, что после капремонта их лишили дворовой территории. Одна из сочувствующих – юрист Татьяна Викторовна Симанович. Она живёт в доме с 1975 года, с рождения.

– Я хорошо помню, каким был наш двор. Скамейки стояли, бабушки на них сидели, общались, – рассказывает она. – В нашем доме был детский сад на первом этаже. Потом отдали это помещение в аренду какой-то фирме, она вместо маленького крыльца установила огромное, помпезное. Там уже давно нет никакой конторы, но крыльцо это отобрало часть пешеходного тротуара. Поэтому перелезает Пётр Александрович через ограду на своём крыльце и через несколько шагов упирается лбом в это крыльцо, обходит его и тогда уже спокойно по тротуарчику идёт со двора. Но тут возникают новые сложности. Нет тротуара с торца дома, чтобы по нему выйти на улицу Октябрьской революции. Между прочим, рядом элитный дом, где кафе «Шоколадница», там всё честь по чести – тротуарчик, ограждения из железных столбиков. А мы не люди? Стыдно сказать, но когда строили дом 60 с лишним лет назад, то был сделан пандус. После капремонта его убрали. Всюду теперь устанавливают пандусы, а у нас наоборот! Надо всё вернуть на свои места, как было до капремонта. Вернуть нам наш красивый двор. Но прежде всего необходимо снять ограждение с площадки крыльца, чтобы слепой человек не лазал через него. Тогда и жители подъездов 2, 3, 4 смогут пользоваться пешеходными тротуарами, а не выходить на проезжую часть!
Смоленские детские сады от аварии на теплотрассе не пострадали
В Смоленской области похолодает до -20 градусов

Другие новости по теме


Новости партнеров