3 декабря 2016 20:46
USD 64,15   EUR 68,47
12 января 2011 2585

"Смоленские новости": 20 лет спустя

"Смоленские новости": 20 лет спустя
1 января исполнилось 20 лет со дня выхода первого номера одного из самых известных и читаемых печатных изданий в нашем регионе – газеты «Смоленские новости». В гостях у «Смоленской газеты» побывал создатель и бессменный главный редактор «СН» Сергей НОВИКОВ.
Появление газеты два десятилетия назад было в российской провинции событием более чем неординарным. Автор явления под названием «Смоленские новости», мужественно отстаивающий своё издание на протяжении многих лет, более чем детально ответил на интересующие коллег вопросы.

– Сергей Витальевич, как становятся главными редакторами газет?
– Каждый по-своему, конечно. Что касается меня, то это была совершенно нестандартная по тем временам ситуация. И здесь мне придётся сделать небольшой экскурс в историю. Дело в том, что до этого я почти 11 лет проработал на областном радио. Большая часть этого периода пришлась на так называемые застойные годы со всеми вытекающими отсюда для журналиста последствиями. Но мне повезло: в 1985 году, как известно, началась перестройка, не прошло и двух лет, как она докатилась и до смоленского радиокомитета. И в январе 1988 года я получил наконец то, о чём мечтал все предыдущие годы, – собственную радиопрограмму, для которой мог готовить сюжеты на самые острые темы, разговаривать в прямом эфире с интересными людьми о проблемах, которые тогда волновали всех. Это была программа «Диалог», о которой многие смоляне помнят до сих пор. Тогда она произвела эффект разорвавшейся бомбы. А почему? Да потому что там поднимались темы, которые невозможно было представить себе обсуждаемыми в эфире ещё полгода назад. Мы говорили о привилегиях партийных работников, сталинских репрессиях, Афганистане, СПИДе, первых кооперативах. Звучали дискуссии о том, например, где ставить памятник Твардовскому и Тёркину. Это был такой смоленский аналог культовых программ, которые выходили тогда на центральном телевидении, – «Взгляд», «До и после полуночи». Кстати, именно в «Диалоге» впервые за годы советской власти в эфире зазвучал голос священнослужителя. Да ещё какого – нынешнего Патриарха, а тогда архиепископа Смоленского и Вяземского Кирилла. Вот за этот период своей работы в радиокомитете я бесконечно благодарен тогдашнему его председателю Анатолию Николаевичу Новикову. Будучи ярким представителем партийно-советской номенклатуры, этаким смоленским Сусловым, он всё же пошёл на это, открыл шлюзы. Конечно, все понимали, чем объясняется такая смелость председателя – я был нужен ему. Программа «Диалог» была ярким показателем того, как перестроилось смоленское радио, как оно идёт в ногу со временем. Но как бы там ни было – важен результат. А результатом были огромный резонанс, сотни писем. Однако недол¬го музыка играла – всего полтора года. Потом начали сгущаться тучи. Дело в том, что обстановка в стране накалялась. Перестройка забуксовала, жить становилось всё труднее. Всё громче стали раздаваться голоса о возврате к старым порядкам. И Анатолий Николаевич очень хорошо это почувствовал и решил на всякий случай закрутить гайки: а вдруг действительно всё вернётся. В результате в январе 1990 года программа «Диалог» была закрыта. Кстати, в то же самое время были закрыты и «Взгляд», и «До и после полуночи». То есть это была общая тенденция. Я продолжал работать в радиокомитете, меня никто не увольнял. Но я сравнивал свою ситуацию с ситуацией, в которую мог попасть, например, лётчик-истребитель. Вот он летает на сверхзвуковом самолёте, он полон сил, энергии, здоровья. И вдруг ему говорят: «Ну, полетал на истребителе, а теперь давай на кукурузник – разбрасывай удобрения на поля». Вот так было и у меня. Мне говорили: продолжайте работать. Но когда ты уже был на вершине, возвращаться вновь к старым формам работы было невыносимо. И вопрос моего пребывания в радиокомитете стал вопросом времени. Замечу, что моему уходу предшествовали очень важные события. Группа демократов убедила меня принять участие в первых за всю историю альтернативных прямых выборах депутатов областного и Смоленского городского Советов народных депутатов. Я согласился. И в результате 4 марта 1990 года стал дважды депутатом. И в это же самое время та же группа демократов, многие из которых тоже стали депутатами горсовета, во главе с Владимиром Сергеевичем Мещеряковым стала вынашивать идею создания газеты горсовета. Тогда на медиарынке областного центра было всего два регулярно выходящих издания – «Рабочий путь» и «Смена». И вот когда встал вопрос о редакторе будущей газеты, все взоры устремились на меня. Потому что я был единственным депутатом-журналистом в горсовете и имел к тому времени, простите за нескромность, широкую известность. 27 сентября 1990 года на сессии Смоленского горсовета я был на альтернативной основе утверждён редактором новой газеты.

– Вы помните тогдашние свои ощущения?
– Ещё бы! «Что я наделал? Во что ввязался?» – вот такие были мысли. Вся сложность заключалась в том, что я был утверждён редактором несуществующей газеты. То есть не было ничего: ни сотрудников, ни помещения, ни карандашей с ручками, ни пишущих машинок. Если выражаться образно, то я как бы стоял в чистом поле один с решением сессии горсовета в руках. И никого. И ничего. А только чувство ужаса от свалившихся на меня ответственности и проблем, которые надо решать, ведь я никогда не работал в газете. Самое трудное было набрать коллектив. Многие, которым я предлагал, говорили, что они не хотят бросаться в эту авантюру. И я понимал их: это была новая газета, новый редактор. Хотя и известный журналист, но не газетчик. И тем более ценны для меня те люди, которые бросились в эту авантюру: Ирина Шкарлатюк, Андрей Евсеенков, Дмитрий Тихонов, Галина Москалёва, Всеволод Жевнеров (светлая ему память), Владимир Щукин, Александра Журавлёва, Тамара Кутняк, Галина Шереметьева, Галина Фёдоровна Шерстнёва, Любовь Илларионовна Лукьянова. Вот наш первый призыв. Как мы успели это всего за три месяца – до сих пор не могу понять. Но 1 января 1991 года, как и планировалось, вышел первый номер «Смоленских новостей».

– Название «Смоленские новости» возникло сразу или были какие-то иные варианты?
– Был объявлен конкурс на название газеты, и были десятки вариантов. Ну, такие, например: «Приднепровские зори», «Крепостная стена», «Смоленский кремль». И всё-таки наибольшее количество голосов получило название «Смоленские новости». Меня это, честно говоря, обрадовало, потому что в этом названии первое слово сразу определяло принадлежность газеты к региону – «смоленские», а второе – обозначало цель газеты: давать людям объективную информацию, рассказывать обо всём новом. А ведь новости в широком смысле этого слова – это не только короткие сообщения, но и все материалы, которые несут информацию для читателей. Но так как «Смоленские новости» – «СН», а Сергей Новиков – тоже СН, то, конечно, мои недоброжелатели сразу же обвинили меня в том, что я назвал газету своим именем. Но это было смешно. Это была неправда.

– Позади 20 лет. «СН» были созданы при одной власти, становились на ноги при другой, сейчас XXI век. Какой период был самым тяжёлым в жизни газеты?
– Было три очень сложных момента. Первый – 19 августа 1991 года, когда мы узнали о захвате власти группой лиц, назвавшей себя Государственным комитетом по чрезвычайному положению в СССР, то есть ГКЧП. Именно в этот день я как-то особенно остро, впервые, может быть, почувствовал себя главным редактором. Потому что мне нужно было очень быстро, буквально в течение часа решить, какую позицию займёт газета. Это была большая ответственность. А все смотрят в мою сторону и ждут: и редакционный коллектив, и депутаты. Лично для себя-то я решение принял сразу. Но понимал, что если события повернутся по запланированному ГКЧП сценарию, «СН» закроют, а сотрудники газеты окажутся на улице. В лучшем случае на улице. Это несомненно. Так что, наверное, тот день и час отняли у меня несколько месяцев жизни. Но я очень рад, что меня поддержали мои сотрудники, в результате мы стали первым средством массовой информации в области, которое опубликовало обращение и указы Ельцина.
Второй момент – это дефолт 1998 года. Тогда расходы резко возросли, а доходы-то остались прежними. Как и многие другие издания, мы перестали выплачивать гонорар, отправляли людей в неоплачиваемые отпуска. К счастью, лишь один наш сотрудник «сломался» и ушёл по этой причине. Все остальные отнеслись к этим крайним мерам с пониманием, и газету мы сохранили.
Ну и, наконец, 2004 год, когда смертный приговор «Смоленским новостям» вынесло высшее руководство области. Оно обиделось на ряд критических, действительно достаточно резких моих статей в адрес тогдашнего губернатора. И началось… Всё делалось очень изящно. Вдруг приходит сообщение из типографии, что расходы на печать увеличиваются в три раза «в связи с переходом на новую машину», а расход бумаги на тот же тираж вдруг увеличивается в пять раз. А на следующий день мэрия информирует, что стоимость аренды помещения с такого-то числа возрастает в три раза и параллельно с нами разрывают договор об информационном сотрудничестве «в связи с постоянными нарушениями…». Хотя мы на протяжении всех этих лет не имели ни одного замечания. Сотрудники Администрации садятся на телефоны и не рекомендуют рекламодателям сотрудничать с «СН». Этих мер было достаточно для того, чтобы газета умерла. Что было делать? Два варианта. Первый – рвануть рубашку на груди, написать всё, что мы о них думаем, и героически погибнуть. Газета закрыта, коллектив на улице, через месяц о нас все забыли. Вариант №2 – поиск компромиссов. Я выбрал второе. Наверное, кто-то меня за это осудит. Но были встречи, были разговоры на высшем уровне. И были компромиссы. В частности, нам был навязан соучредитель (сейчас это в прошлом). Легли ли мы после этого под власть? Нет. Зато в чём-то стали мудрее. Вообще строить отношения с властью – это одна из самых важных и порой невыносимо трудных составляющих работы главного редактора. «Смоленские новости» переживают пятого губернатора, седьмого мэра. И всегда всё непросто – у каждого свои заморочки, свои тараканы в голове и, конечно, свои плюсы. Строить отношения не теряя лица – вот моя задача.
Был ещё один момент. Я никогда о нем публично не рассказывал, но у вас в «Смоленской газете» сегодня такая доверительная атмосфера… Так вот, в 1998 году в «СН» был опубликован целый ряд материалов на криминальную тему, в частности, об ОПГ, которую возглавлял тогда небезызвестный Тигран Петросян. А в самом начале нового 1999 года мне сообщили, что Тигран Самвелович приглашает меня на встречу, и намекнули, что от таких приглашений не отказываются. Встреча эта состоялась в Москве со всеми атрибутами конспирации. Тигран сказал, что «по вам было принято решение». Какое – не уточнил, а положил перед собой на стол пистолет. По его словам, претворить это решение в жизнь его отговорил Сергей Колесников – тогдашний генеральный директор «Бахуса». Я с ним действительно был в хороших отношениях, знал ещё его отца. Теперь уже нет в живых ни отца, ни сына… Так вот, это был тяжёлый разговор. Подробности опускаю. Я предложил Тиграну дать интервью и рассказать всё, что он хочет. И такое интервью, кстати, состоялось, правда, тогда, когда Петросян уже был арестован. Через адвоката мы передали ему вопросы, и интервью было опубликовано. А вскоре после освобождения Петросян был убит. Вот такие дела.

– Можно ли сказать, что большая часть работы главного редактора – это каждодневное принятие важных решений?
– Да, безусловно. И это не всегда даётся просто. Опыт, интуиция, обстоятельства – всё играет роль. Знаете, кто-то из очень известных зарубежных медиамагнатов сказал: не бывает смелых журналистов, бывают смелые редакторы. Может, это и нескромно звучит из моих уст, но сказал он правильно. Ведь редактор решает, опубликовать этот самый суперсмелый материал или выбросить в корзину. И он в конце концов отвечает за все возможные последствия. Но я всегда стараюсь мотивировать свой отказ печатать что-либо. Я же сам журналист и остаюсь им, прошёл все ступени в нашей профессии и знаю, как мы с вами все ранимы, обидчивы и гениальны.

– Вы уже много лет ведёте на телеканале ТНТ-«Феникс» программу «Диалоги». Как возникла идея этого проекта? Что это вам даёт?
– Должен сказать, что у меня счастливая журналистская судьба. Я встречался с очень многими известными людьми, брал интервью у Людмилы Зыкиной и Дмитрия Хворостовского, Евгения Нестеренко и Ирины Архиповой, Елены Камбуровой и Валерия Леонтьева, Евгения Леонова, Юрия Никулина, Василия Ланового, Юрия Яковлева, Ольги Воронец, Людмилы Касаткиной, Льва Лещенко, Сергея Захарова… Этот список можно продолжить. Но в какой-то момент я подумал: а ведь здесь, в Смоленске, в Смоленской области, рядом с нами живут такие интересные люди – поэты, писатели, художники, предприниматели, политики. И их никто не знает. Вот так родилась идея программы «Диалоги». Сначала она выходила на канале SCS, но там у меня не сложились отношения с тогдашним руководством, и я перешел на ТНТ. Вот уже 11 лет выходят там «Диалоги» в эфир, около 500 программ вышло. Я благодарен руководству «Феникса» за такую возможность, знаю, что и у канала в связи с этим прибавилось почитателей. Для меня это отдушина как для журналиста, во-первых. А во-вторых, многие герои этих программ потом становятся авторами «Смоленских новостей».

– Сергей Витальевич, вы – заслуженный работник культуры Российской Федерации, заслуженный журналист Смоленщины, обладатель высшей награды Союза журналистов России – знака «Честь. Достоинство. Профессионализм», у вас много других отличий...
– Да, наград много. Ну и что? Знаете, наша профессия ведь сродни актёрской. Можно быть трижды лауреатом и четырежды народным, но каждой своей ролью надо доказывать, чего ты стоишь. Так и здесь. Наград много, но вот чистый лист бумаги перед тобой или телекамера. Пиши, говори, а мы почитаем, посмотрим, послушаем, кто ты такой сегодня, Сергей Новиков. Награды, конечно, это приятно, однако всё это так условно. В этом и прелесть, и ужас нашей профессии.

– Имея огромный опыт работы с коллективом, назовите основные приметы хорошего сотрудника редакции. Чем он должен обладать?
– Он должен быть профессионалом и фанатиком своего дела в лучшем смысле этого слова. Журналистика не терпит равнодушных, работающих от сих до сих. Человек, работающий быстро, много и хорошо, – вот идеальный вариант для любого редактора. Есть ли такие? В «Смоленских новостях» такие есть!

– Есть такое понятие – «редакторская усталость». Как скоро она наступает?
– Да я живу с ней все последние годы! И что мне прикажете делать? С удовольствием ушёл бы в «чистую» журналистику – писал бы статьи, делал бы телепрограммы. Остановка за малым – найти человека, которому мог бы передать газету с уверенностью, что она останется такой же, нет, что она станет лучше. Пока такого человека нет. Вот и продолжаю работать главным редактором.

Дмитрий КОМАРОВСКИЙ

Опубликовано в "СГ" 13 января 2011 г. №1 (729)
Новости по теме
Отец «Ликвидации» и двух дочерей
05 октября 2016 342
Режиссёр Сергей Урсуляк – о любимых занятиях и актёрах-любимчиках
Владимир Молчанов: до и после
03 июня 2015 1292
Почему бывший главный «полуночник» страны перестал смотреть телевизор...
27 января 2010 1599
Губернатор Сергей Антуфьев признан "Человеком года-2009" по результатам опроса, проводимого газетой "Смоленские новости".
«Игрой я выражаю свои мысли…»
07 октября 2015 5395
Ирина Купченко – об учителях и «Училке»...
«Фантазии Фарятьева» как возврат к вере
29 октября 2013 1208
Премьера в Смоленском камерном театре даёт простор для толкования...
Борис Токарев... Упрямый, как Саня Григорьев
30 сентября 2016 310
Актёр, сыгравший в «Двух капитанах», – о ролях на экране и в жизни
"));