4 декабря 2016 17:17
USD 64,15   EUR 68,47
19 марта 2010 2599

Русский Микеланджело

Русский Микеланджело

Его часто называли баловнем судьбы. Судьба и правда была к Михаилу Микешину благосклонна.
Счастливой случайностью была встреча его родителей: одной из первых красавиц Варшавы, выпускницы института благородных девиц Анны Бартошевич-Одолянской и небогатого рославльского помещика Осипа Микешина.


Ещё раз судьба улыбнулась ему, когда он работал чертёжником на строительстве Московско-Варшавского шоссе. Его заметил правительственный контрагент на строительстве А.А. Вонлярлярский и, оценив незаурядные способности молодого человека, отправил его учиться на свои деньги в Петербургскую академию художеств. Здесь ему ещё раз повезло: он попал в класс батальной живописи Б.П. Виллевальде.
Да и самое важное событие в жизни Микешина – участие в конкурсе на проект памятника "Тысячелетие России" - тоже во многом обязано случайному стечению обстоятельств.
Он только что окончил академию по классу живописи и получил право на шестимесячную поездку за границу. До отъезда у него оставалось несколько месяцев свободного времени. И именно в тот момент он узнал об объявлении конкурса на проект памятника в честь тысячелетия российской государственности. Победа в этом конкурсе круто изменила его жизнь. Этот монумент принёс юному художнику орден Владимира IV степени, пожизненную пенсию и всероссийскую известность. С этого момента Михаил Осипович сделал сочинение памятников своим главным делом. Многие из его творений широко известны. В первую очередь, кроме "Тысячелетия России", это относится к памятнику Екатерине II в Петербурге и памятнику Богдану Хмельницкому в Киеве.
Однако многие его создания или вовсе не дошли до зрителя "по причинам, от автора не зависящим", или погибли в результате войн и революций.
Наиболее странная судьба выпала на долю памятника освободителю Сербии Георгию Чёрному, над которым Михаил Осипович работал в конце 60-х годов.
Проект памятника вызвал горячий интерес у властителей Сербии. Он был награждён за эту работу рыцарским крестом "За независимость Черногории", а сербское "Учёное дружество" избрало его своим почётным членом. Эта работа сделала Микешина весьма популярным в южнославянских землях, но дальнейшая судьба проекта оказалась очень непростой и странной.
В 1867 году личным письмом князя Михаила III Обреновича Микешин был приглашён в Сербию для переговоров о сооружении монумента, но, прибыв на место, он не застал в живых Михаила III, павшего от рук сторонников Карагеоргиевичей в Топчидере в 1868 году. Конечно, в этих условиях не могло быть и речи об установке памятника основателю династии Карагеоргиевичей. Однако Микешина встретили радушно и предложили новый заказ – проект памятников Михаилу Обреновичу для Белграда и Топчидера. Оба эти проекта были быстро сочинены Микешиным и получили высочайшее одобрение. Тем не менее сооружение памятников было отложено до сбора средств, необходимых для их установки. Уезжая из Сербии, Микешин разрешил оба проекта издать, а вырученные деньги присовокупить к суммам, собираемым для сооружения памятника. Сборы пожертвований затянулись. А затем произошли события совсем непонятные. Через четыре года сербская комиссия объявила конкурс на проект памятника Михаилу Обреновичу, причём за основу был взят проект Микешина. Конкурс этот провалился. А в 1873 году уже сербское правительство объявило международный конкурс с тремя денежными премиями. Причём Михаил Осипович получил личное письменное приглашение принять в нём участие. Конкурировать с самим собой под своим именем скульптор не захотел, сочинённый им проект был отправлен комиссии под девизом: "To be or not to be".
Проект был отправлен за восемь дней до срока, причём комиссия была телеграммой извещена о высылке проекта английского художника. Велико было изумление Михаила Осиповича, когда он узнал, что комиссия заседала раньше назначенного срока, из семнадцати проектов ни один полностью не удовлетворял требованиям комиссии, тем не менее итоги конкурса были подведены и премии вручены. В это же время было получено сообщение из Белграда, что проект под девизом "To be or not to be" к подведению итогов опоздал на один день. Микешин выразил свой протест на действия комиссии, присудившей премии раньше положенного срока. Вследствие протеста проект был рассмотрен, признан лучшим. Однако поскольку итоги были уже объявлены, премии выданы, то проект Микешина мог быть утверждён к установке только высшей властью. А тогдашний властитель Сербии Милош Обренович в это время путешествовал в Европе. Так этот монумент поставлен и не был.
С 1867 по 1875 год Микешин регулярно выполнял заказы Морского министерства. Им были созданы интересные скульптурные портреты ряда выдающихся деятелей военного флота России.
В 1873 году в Николаеве на пересечении Адмиральской и Соборной улиц был воздвигнут величественный монумент адмиралу Грейгу, который Михаил Осипович выполнил совместно с А.М. Опекушиным. Деньги на строительство были собраны моряками и жителями Николаева. В 1922 году памятник сняли, плиты с надписями были сброшены в Ингул, якоря и трофейные пушки передали в историко-археологический институт. А на пьедестал был поставлен памятник В.И. Ленину. Сейчас о памятнике Грейгу можно судить лишь по старым фотографиям.
И ещё об одном не дошедшем до наших дней памятнике, установленном в Николаеве, следует сказать несколько слов. Это памятник матросу Игнатию Шевченко. Во время обороны Севастополя, в ночь на 20 января 1855 года, во время одной из вылазок русского отряда под командованием лейтенанта Н.А. Бирилёва матрос Игнатий Шевченко в бою заслонил грудью командира.
Вся Россия узнала о подвиге матроса. В стране начался сбор средств на сооружение памятника матросу-черноморцу. Эскиз памятника был выполнен Микешиным. Бюст героя отлили в литейной мастерской Адмиралтейства из трофейных пушек, захваченных в русско-турецкую войну 1828-1829 гг.
Установили монумент в августе 1874 года у флотских казарм в Николаеве. Он стал первым памятником рядовому матросу в России. В 1902 году памятник Игнатию Шевченко перевезли в Севастополь, в город, где он совершил свой подвиг, и смонтировали на территории морских казарм.
К сожалению, в годы Великой Отечественной войны памятник был разрушен. После войны в Севастополе был поставлен новый памятник Игнатию Шевченко, авторами которого стали скульптор А. Сухой и архитектор Э. Кекушева.
Хотя в основном М.О. Микешин был занят сочинением памятников, выполнял он иногда и живописные работы. Так, в конце 80-х гг. Микешин исполнил один большой и два маленьких иконостаса для главного православного собора в Ташкенте, а также три запрестольных образа для него же. Как писал в своей статье на смерть Микешина А. Уманский: "Работа была закончена блистательно, и редкий путешественник по Средней Азии отказывает себе в удовольствии посетить храм и полюбоваться достоинствами работ Микешина".
К сожалению, нашим современникам полюбоваться столь редкими в творчестве Микешина живописными работами не представляется возможным. Уникальный Ташкентский военный Спасо-Преображенский собор в тридцатых годах прошлого века был снесён.
А другую работу Микешина, выполненную им для Ташкента, постигла ещё более плачевная судьба. Начальник Туркестанского края М. Черняев предложил Михаилу Осиповичу сочинить проект памятника "Воинам, павшим при штурме Ташкента 15 июня 1865 года". Проект получил высочайшее одобрение, гравюра с его изображением появилась в №31 журнала "Нива" за 1883 год. Однако вскоре Черняев оставил свой пост, и потребные для сооружения этого памятника суммы так и не были собраны.
Непросто сложилась и судьба по¬следней и, по мнению многих специалистов, одной из лучших работ Михаила Осиповича – памятника Екатерине II для Краснодара.
Памятник был заказан скульптору Краснодарским казачьим обществом в ознаменование столетнего юбилея переселение на Кубань казаков Черноморского войска и, по словам Микешина, должен был стать "наглядной историей Кубанского казачьего войска от его начала до наших дней".
В январе 1893 года он набросал первую мысль композиции. В течение трёх лет усиленно работал над моделью памятника, оставляя на сон считанные часы и даже отказывая себе в летнем отдыхе. Такое перенапряжение сил привело к внезапной смерти художника от инфаркта, которая последовала 19 января 1896 года.
В августе 1896 года в Большом Дворце Петербурга император и императрица в присутствии министра императорского двора, генерал-адъютанта графа И.И. Воронцова-Дашкова и военного генерал-адъютанта Т.С. Вайновского, а также начальника главного управления казачьих войск генерал-лейтенанта В.А. Бунакова осматривали модель памятника. Модель представляла вдова художника Мария Петровна, а объяснения давал архитектор Е.Е. Баумгартен, зять Микешина, принимавший участие в создании архитектурной части памятника и составлении смет стоимости сооружения. Эффектный и оригинальный памятник заслужил одобрение высокой комиссии и был допущен к установке.
За смертью Микешина руководил сооружением ученик Микешина Борис Эдуардс под наблюдением особой войсковой строительной комиссии.
9 сентября 1896 года прошла торжественная закладка монумента, но его строительство завершилось лишь спустя одиннадцать лет – 6 мая 1907 года. В торжественной обстановке памятник Екатерине II был открыт и вскоре стал одной из самых больших достопримечательностей Екатеринодара. Но, к сожалению, уже в 1920 году по решению Кубанского чрезвычайного революционного комитета он был демонтирован, а в 1931 году и вовсе сдан на переплавку.
В 2002 году по инициативе главы администрации Краснодарского края А.Н. Ткачёва были предприняты шаги по восстановлению монумента. Возглавил работу по восстановлению Микешинского памятника заслуженный художник России А.А. Аполлонов. Восстановленный памятник был открыт 8 сентября 2006 года, спустя почти сто лет после его установки.
Такова история всего нескольких работ Микешина, но и на этих примерах можно понять, насколько непростой творческий путь выбрал наш земляк. Искусство монументальной скульптуры, кажется, самое зависимое из всех видов изобразительного искусства. Реализация его творческих достижений требует больших материальных затрат, и часто одни очень интересные проекты остаются неосуществлёнными из-за отсутствия средств, а другие претерпевают значительные изменения в угоду заказчику с целью удешевления сооружения (как, например, памятник Богдану Хмельницкому). А судьба уже воплощенных идей часто зависит от политической ситуации в стране, и резкая смена политического курса бывает фатальной для шедевров скульптора-монументалиста.
Но есть у этого вида искусства и один большой плюс, искупающий все сложности и превратности судьбы автора памятников. Его работы становятся достоянием всего народа. Не случайно кто-то назвал скульпторов-монументалистов "творцами бессмертного бессмертным". И поскольку уже почти полтора века одной из главных достопримечательностей Новгорода является памятник 1000-летия России, Невский проспект украшает памятник Екатерине II, а над Киевом возвышается бронзовый Богдан Хмельницкий, живёт в памяти людей и имя их создателя, нашего земляка, талантливого скульптора-монументалиста Михаила Осиповича Микешина.
Н. Корнеенко, старший научный сотрудник Рославльского историко-художественного музея,
фото Дмитрия прудникова

Опубликовано в "СГ" 20 марта 2010 г. №30(605)
Новости по теме
В Смоленске по субботам будут проходить «Встречи у Микешина»
28 мая 2016 721
С 28 мая по 9 июля творческие коллективы будут демонстрировать своё мастерство под открытом небом...
В Смоленске появится народный памятник
25 мая 2015 801
Определён победитель конкурса на лучший проект монумента Николаю Пржевальскому…
Михаил Микешин - скульптор державы российской
10 июля 2012 10330
В эти дни 150 лет назад наш великий земляк, скульптор Михаил Микешин заканчивал работу над одним из самых известных памятников – «Тысячелетие России» в Великом Новгороде. Имя выдающегося русского художника и скульптора второй половины XIX столетия Михаила Осиповича Микешина по праву стоит в ряду имён земляков­рославльчан, прославивших не только свою малую родину, но в целом российское искусство и культуру. Многие из его талантливых творений выдержали испытания временем: войнами, революциями, перестройкой. И в наше время, в неспокойном XXI веке, они по¬прежнему воспринимаются символами великой державы.
Смоляне встретятся у Микешина в последний раз
10 июля 2015 607
11 июля завершит свою работу в этом сезоне субботняя арт-площадка…
Объявлен сбор средств на памятник Пржевальскому
20 июня 2014 745
Инициативу смолян поддержал министр обороны РФ Сергей Шойгу…
Великолепный образец стиля и вкуса
27 ноября 2009 1475
Вчера в Полоцке начался монтаж элементов конструкции памятника Героям Отечественной войны 1812 года
"));