8 декабря 2016 03:09
USD 63,91   EUR 68,5
11 августа 2012 2912

Человек, который проложил дорогу в небо

Человек, который проложил дорогу в небо

Первым россиянином, поднявшим в небо летательный аппарат тяжелее воздуха, был наш земляк Михаил Никифорович Ефимов.

Родом из Духовщины

Он родился 1 ноября 1881 года в глухой деревушке Аполье Духовщинского уезда Смоленской губернии, в семье безземельного крестьянина. Позже семья переехала на юг, В Одессу, где и проходили его юные годы. После учебы в ремесленном училище Михаил в 1904-1906 годах работал телеграфным механиком на станции Оловянная Забайкальской железной дороги. Затем возвратился в Одессу. Увлекся сначала гонками на велосипедах, затем – на мотоциклах. В 1908 году завоевал звание чемпиона России по мотогонкам, а через год подтвердил это достижение. Смелость сочеталась в нем с упорством, физическая сила – с продуманной подготовкой к состязаниям. Он любил и знал технику, своими руками совершенствовал устройство мотоцикла. Но его охватила новая страсть: начал летать на планере, который приобрели, но никак не могли поднять в воздух члены Одесского аэроклуба. А ему это удалось – первый взлет над Одессой на аппарате тяжелее воздуха! Правда, полет был кратковременным, всего несколько секунд и без мотора. Многочисленные попытки сделать это до Ефимова кончались неудачей. Местные газеты именовали Михаила «рекордсменом по количеству полетов на планере».

Кабальный контракт

Одесский банкир Ксидиас, видя огромный интерес публики к новому зрелищу и оценив талант молодого спортсмена, предложил ему поехать во Францию в авиационную школу Фармана. Условия договора кабальные: банкир оплачивал обучение. Но затем Ефимов должен был три года отработать на хозяина, выполняя по его воле демонстрационные полеты и получая за это по 100 рублей в месяц. Другого пути в небо у Михаила не было – пришлось согласиться.

Осенью 1909 года железнодорожный техник и мастер мотогонок Михаил Ефимов приехал во Францию. Эта страна тогда была лидером освоения воздушного пространства. Всего три года назад француз бразильского происхождения Сантос Дюмон первым в Европе совершил полет на аэроплане. Вслед за ним поднялись в воздух другие европейские энтузиасты авиации. Осенью 1908 года на старый континент прибыли из Америки братья Райт, которые уже пять лет проводили там полеты. Впервые им удался успешный взлет на своем аэроплане в декабре 1903 года. Показательными полетами во Франции и Германии братья Райт продемонстрировали превосходство своего аппарата над европейскими моделями. Они сразу побили все европейские авиационные рекорды.

Но успех американцев был недолгим. Вскоре вперед вырвались французы. Их самолеты и моторы получили широкое распространение. Здесь же, во Франции, началось и обучение летчиков. В Мурмелоне, в 180 километрах севернее Парижа, находились наиболее известные школы летчиков. Только здесь выдавались свидетельства на право пилотирования самолетов. Сюда со всего света начали съезжаться энтузиасты.

Первый полет

Ефимов поступил в школу братьев Фарман. Он настойчиво изучал конструкцию аппарата, сам перебирал моторы. Его старания заметил шеф школы Анри Фарман и начал лично обучать Михаила технике пилотирования. Через несколько дней обучения (другие учились месяцами) ученик совершил свой первый самостоятельный полет. Обычно новички, описав первый круг, спешили поскорее кое-как приземлиться. Ефимов летал 45 минут и блестяще, как заправский авиатор, посадил аппарат. Интересны его личные впечатления о первом полете: «Я не верил, что в этот день совершу первый самостоятельный полет. Я сел на аэроплан, поджидая, что вместе со мной по-прежнему сядет и Фарман. Но, к моему изумлению, он отскочил от аппарата в сторону, дал знак окружающим посторониться и крикнул мне: «Дайте ходу!». Я заволновался, но в тот же момент сдержал себя, сосредоточился, схватил рукоятку руля и поднял левую руку, давая этим сигнал освободить аэроплан. Сделав разбег в 30 метров, я круто взмыл вверх на высоту десяти метров. В первые минуты меня смущали быстрые движения аэроплана, летевшего со скоростью 70 верст в час. На первом кругу я еще не успел освоиться с аппаратом и старался, главным образом, сохранить равновесие. Но через несколько минут я уже вполне ориентировался и продолжал затем лететь с уверенностью. И так я пробыл в воздухе сорок пять минут. Мотор прекрасно работал, но было ужасно холодно…».

Диплом № 31

Через две недели после первого полета Ефимов блестяще сдал экзамен и первым из россиян получил диплом пилота-авиатора под номером 31. Фарман доверил ему обучение своих учеников, сделал его летчиком-инструктором и летчиком-испытателем новых самолетов своей фирмы.

Лётная деятельность первого российского авиатора и его достижения в воздухе широко отражены на многочисленных почтовых открытках, выпущенных на рубеже первого и второго десятилетий прошлого века в России и особенно во Франции. Некоторые из них использованы для иллюстрации настоящего рассказа. В тот период имя и портреты первого российского авиатора не сходили со страниц всех без исключения российских газет и журналов.

Когда начиналась лётная карьера Михаила Ефимова, небо Франции было ареной упорной борьбы, в которой участвовали многие конструкторы и пилоты. На первых порах грузоподъемность аэропланов была ничтожной. Мощности мотора едва хватало, чтобы поднять аппарат с одним пилотом. Поэтому полет даже с одним пассажиром считался достижением. Такие полеты, да еще на максимальную высоту и продолжительность регистрировались как рекорды. Анри Фарман, совершенствуя свои аппараты, пытался сам перекрыть мировой рекорд, принадлежавший Орвилу Райту – неудачно. Тогда он решил доверить это своему лучшему ученику Ефимову.

Рекорд - 115 км

Днем 18 января 1910 года были завершены приготовления к вылету для побития рекорда. На судейской трибуне установлен специальный щит, на котором большие черные цифры должны указывать минуты с начала полета, а белые флаги – часы. Поднятие судьями красного флага должно означать превышение рекорда. Тогда это был единственный вид связи пилота с землей – пролетая низко над судьями, он следил за этими знаками.

Пассажиром в рекордном полете вызвался лететь издатель журнала «Спортивная жизнь» Эмброс, рассказавший об этом в своем издании: «Сели в аэроплан. Ефимов спереди, я – за его могучей спиной. Условились с Ефимовым относительно сигналов между нами (говорить на лету невозможно, все заглушает шум мотора): три удара по шее обозначают, что рекорд побит. Три удара по спине – нужно спуститься… Резкий свист винта, режущего воздух… Мы летим со скоростью 60 километров в час… Ефимову надлежит кружиться над полем… Летим… Напрягаю зрение, комиссары предупредительно вывесили на столб фонарь и перед ним, о радость, развевается красный флаг – рекорда Райта не существует… По условию изо всей силы отвешиваю Ефимову три удара по шее. Ефимов кивает головой, понял – теперь он всемирный рекордсмен. Вдруг замечаю, что в контрольном пузырьке масла сухо – нужно прекратить полет. Начинаю колотить Ефимова в спину – он глух! На него сыплется град ударов… Наконец он кивает головой. Несколько секунд – и мы на скучной земле!».

Аэроплан приземлился. Пилот и пассажир, окоченевшие от холода, сходят на землю. Судьи объявляют, что Ефимов с пассажиром продержался в воздухе один час и пятьдесят минут. Прежний рекорд перекрыт! За это время самолет пролетел 115 километров.
С триумфом мировой рекордсмен вернулся на родину. Восторженно встреченный Одессой, он первым из россиян 8 марта 1910 года в родном городе поднимается на самолете в небо России. Вознаграждения за успешные полеты и помощь Фармана позволили Ефимову рассчитаться с Ксидиасом, разорвать договор с ним и посвятить себя лётному делу.

Начиная с весны 1910 года, в разных городах Европы ежемесячно проводились международные авиационные состязания – авиационные недели. В апреле в Ницце (Франция) собрались 13 лучших летчиков мира. И в первый же день состязаний авиационный мир был поражен: абсолютным победителем стал русский авиатор Михаил Ефимов. Он завоевал все четыре приза этого дня – за общую сумму дистанций, за скорость, за наименьший разбег при взлете с пассажиром и без пассажира. Успех сопутствовал ему и в последующие дни. По итогам всех полетов жюри присудило Ефимову первое место. Мало того, участвуя еще и в конкурсе механиков, летчик Ефимов занимает второе место.

И еще рекорды, и еще...

Так продолжалось все лето. На авиационных турнирах в Вероне, Будапеште, Руане, Реймсе Ефимов завоевал призы в состязаниях на скорость, дальность, продолжительность полетов, грузоподъемность и точность посадки. В Вероне он поднялся на высоту 1209 метров. Во время авиационной недели в Будапеште французские конструкторы братья Вуазен поручили ему испытать их новый биплан необычной конструкции. В Реймсе, соревнуясь с 65 авиаторами, Ефимов достиг рекордной для бипланов скорости 79,2 км/ч.
Он летал на аэропланах различных конструкций – бипланах Фармана, Вуазена и Соммера, монопланах Блерио. Все они, особенно первые бипланы, представляли собой громоздкие и хрупкие конструкции на велосипедных колесах. Крылья из деревянных нервюр и стрингеров. Обклеенные прозрачной проклеенной тканью, тоненькие стойки, проволочные растяжки, капризный мотор всего в 50 лошадиных сил. На открытках видно, как авиатор сидит на середине нижнего крыла, его ноги свешиваются вниз, опираясь на педали. Правая рука – на длинном прямом рычаге управления. Ефимов был в числе первых летчиков, осуществивших такие эволюции как виражи и спирали, пикирования и планирование с высоты с выключенным мотором. Многие первые авиаторы гибли, выполняя развороты в воздухе «блинчиком», с малым креном. Ошибочно считали, что опасно кренить самолет. По опыту мотогонок Ефимов знал: если на скоростном вираже отклонишь тело в сторону, противоположную развороту, свалишься вместе с машиной. Одним из первых он стал смело кренить аппарат в сторону разворота, координируя отклонения рулей. Горизонтальный маневр стал безопасным и свободным.

После серии успешных полетов летом 1910 года в Западной Европе Ефимов в сентябре возвратился в Россию и сразу принял участие во Всероссийском празднике воздухоплавания в Петербурге. Здесь он был бессменным лидером и победителем, продемонстрировал высочайшее лётное мастерство и высокую технику пилотирования самолетов разных типов, совершал полеты при сильном ветре, в туман и ночью. Не без оснований среди зрителей была популярна восторженно-шутливая фраза: «Миша Ефимов может и на письменном столе летать!».

Авиатор-педагог

Понимая, что отечественной авиации нужны хорошо подготовленные летные кадры, Ефимов отказался от заманчивой карьеры рекордсмена и в октябре 1910 года принял обязанности шеф-пилота первой российской авиационной офицерской лётной школы в Севастополе. Назначенный старшим инструктором этой школы, он был единственным гражданским лицом среди всего личного состава авиашколы. За заслуги в области авиации М.Н. Ефимову царским указом в апреле 1911 года присваивается звание почетного потомственного гражданина Смоленской губернии.

Несмотря на большую нагрузку в авиашколе, летчик продолжал испытательную работу, занимался изобретательской деятельностью, задумав построить аэроплан своей конструкции, работал над вопросами боевого применения авиации, принимал участие в военных маневрах, в авиационных состязаниях в Петербурге и Москве.

С началом Первой мировой войны он рвался на фронт. Это ему удается в апреле 1915 года. Летчик-охотник (так в отличие от военных летчиков именовали добровольцев-авиаторов из числа гражданских лиц) Михаил Ефимов выполнял смелые воздушные рейды по неприятельским тылам, бомбил и фотографировал позиции противника. За доставленные ценные разведывательные сведения его награждают солдатскими Георгиевскими крестами, орденом Святой Анны 3-й степени с мечами. В октябре 1915 года производят в прапорщики инженерных войск.

Нелепая смерть

В дни революции 1917 года Михаил Ефимов примкнул к большевикам, был флагманским летчиком при комиссаре гидроавиации. В августе 1919 года в Одессу неожиданно с моря ворвался белогвардейский десант. Ефимову не удалось вовремя выбраться из города. Его задержал на улице патруль. Летчика арестовали и за связь с большевиками приговорили к расстрелу, связали и на шлюпке вывезли в Одесскую бухту. Вдали от берега развязали и объявили, что дают шанс на спасение, если вплавь доберется до берега. Он нырнул. Но как только голова показалась из воды, в него выстрелили. Так погиб первый русский летчик. Ему шел тогда тридцать восьмой год.

Непродолжительной была летная деятельность Михаила Никифоровича Ефимова, но он успел вписать славные страницы в историю авиации России, и имя его занимает почетное место в ряду выдающихся деятелей отечественной авиации.

В память первого русского летчика в 1988 году малая планета №2754 названа «Ефимов». Его имя носит улица в Одессе на Ближних Мельницах. В 2005 году на территории одесского авиапредприятия открыт памятник М.Е. Ефимову. А еще раньше памятники авиатору были установлены перед проходной авиаремзавода в Гатчине (2001 год) и на забайкальской станции Оловянная (2002 год).

Евгений БЕЛИКОВ

Опубликовано в «СГ» 11 августа 2012 г. №88 (966)
Новости по теме
Землю с родины Михаила Ефимова передадут в Одессу
04 июля 2013 961
Телеканал «Просвещение» начинает новый проект – съёмки документального фильма о жизни первого русского асса, нашего земляка, уроженца Смоленского района
20 ноября 2011 2567
Имя этого человека было хорошо известно в России начала ХХ века. И сейчас, спустя столетие, мы, смоляне, не вправе забывать о нашем земляке – одном из пионеров российской авиации Глебе Алехновиче. Он летал на первых отечественных самолётах Я.М. Гаккеля, работал лётчиком-испытателем авиационного отдела Русско-Балтийского вагонного завода, летал на первых гидросамолётах, проводил испытания первого в мире многомоторного тяжёлого бомбардировщика «Илья Муромец» конструкции И.И. Сикорского, впоследствии воевал на нём в качестве командира воздушного корабля.
13 августа 2010 1477
Традиционно в третье воскресенье августа в стране отмечается День авиации. Смоленщина не стояла в стороне от авиационной истории.
Смоленщина – земля авиаторов и космонавтов
12 апреля 2011 6093
История распорядилась так, что Смоленщина дала России первого лётчика – Михаила Никифоровича Ефимова, а миру – первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина. Не случайно и не на пустом месте взошла звезда нашего земляка, первопроходца космоса. Во все времена с момента зарождения воздухоплавания авиация существовала на Смоленщине во всех своих видах: гражданская и военная, спортивная и специальная. Представлена авиационной промышленностью, пилотажными группами и мастерами самолётного и парашютного спорта...
На страже воздушных рубежей
20 января 2010 4961
22 января – исторически считается днём образования авиации противовоздушной обороны (ПВО). В этот день в 1942 году был издан приказ наркома обороны И.В. Сталина о формировании 6-го истребительного авиационного корпуса, явившегося родоначальником авиации ПВО. Авиакорпус был создан для защиты неба Москвы и Подмосковья от налётов фашистских бомбардировщиков.
Из рода Иванов
08 мая 2009 4201
Из рода Иванов. Так называл себя в своих мемуарах наш земляк-смолянин, Герой Советского Союза Иван Иванович Цапов. Дед его был Иваном, отец - Иван. И он - Иван Иванович.
"));